Пятый сон

- Анна! – внезапно воскликнул Тёплый, закрыв открытую было дверь выхода из корабля. – Но если мы облучаем дикарей – это же преступление! Какое мы имеем право? Почему они не должны жить свою дикарскую жизнь и ничего не знать о других позициях восприятия?! Это же произвол!

- Они имеют право умереть, ничего не узнав о своем потенциале. Ты прав. Имеют.

Тёплый замер с немым вопросом на лице, Анна обошла его, открыла дверь и вышла из корабля.

- Проверь сигнализацию, а то будет, как в прошлый раз, - сказала она не оборачиваясь.

Это была просто прогулка. Не было никаких задач или заданий, и Тёплый не понимал, о чем уместно говорить, а что выходит за рамки простой прогулки. Но Анна продолжила сама.

- Много ли ты знаешь историй об одаренных людях, которые хотели бы променять свой дар на возможность тупо выполнять биологическую программу? … Да, они все кричат «я так страдаю, заберите у меня мой дар, я больше не могу», но когда дело доходит до лечения, любой из них трясется от страха при мысли о потере доступа к инфополю, несмотря на то, что у него не хватает силенок регулировать свое восприятие. Посмотри на них.

Анна остановилась между деревьями на краю огромной поляны, в дальней стороне которой располагалось племя. Шаман стучал в бубен, важно расхаживая вокруг костра, племя нетерпеливо топталось поодаль, и лица их отражали страх, восхищение и недоверие.

- Они все хотят иметь тот спектр возможностей, который есть у шамана. Каждый из них в самых сладких снах видит, как он использует магическую силу для того, чтобы получить кусок пожирнее. Но всё, что они способны достигнуть на этом уровне сознания – это научиться манипулировать чувствами и инстинктами друг друга. И, что главное, это и есть вектор эволюции.

- Эволюции?! Манипулирование – это эволюция?!

- Тёплый, ты такой милый. Ну, да! Психические функции развиваются только лишь потому, что существо жаждет власти. Власти над своей жизнью и смертью. И примитивный уровень – это получить власть на другими..

- А мы, типа, переводим их на уровень, где они получают власть над собой…

- Да. Над своими инстинктами и возможностями организма.

- Но все равно, это же наши потребности. Мы же делаем это для себя!

- Совершенно верно. Мы сотворяем цивилизацию, потому что нам удобнее и безопаснее жить в цивилизованном мире. И мы ничем от них не отличаемся – нам так же, как и им, нужна власть над жизнью и смертью. В данном случае, над пространством, обеспечивающим жизнь.

- И мы готовы потратить на это всю свою бесконечную жизнь! – Тёплый вытянулся по струнке и отдал честь.

- Конечно, проще было бы всех убить и заселить планету самим. Но мы ведь никуда не торопимся. В конце концов, это интересно. Наша цивилизация делала все сама над собой, и мы убили свою планету раньше, чем научились этому. Возможно, эту планету удастся сохранить. По крайней мере, в этой Вселенной других пока не найдено.

- Ок, понял. Мы очень гуманные поработители.

- Очень.

- Ты обещала курс по истории самоэволюции.

- Ты до сих пор не прочел его?

- У меня есть вопросы. – Тёплый присел на колено и изобразил жест, приглашающий даму присесть на пенёк, как если бы это был трон.

- Валяй, - Анна благосклонно подыграла, заняв позу коронованной особы на пне.

- Шизофрения и талант. Почему одни люди при встрече с инфополем становились психотиками, а другие – гениями? От чего это зависело?

- Между ними практически нет разницы. Те и другие воспринимают одновременное присутствие прошлого, настоящего, будущего и параллельных миров, воспоминания, мечты и потребности, просто гений способен упорядочить информацию в соответствии со своей профподготовкой, например, и извлечь из этого прагматическую пользу для употребления в этом устойчивом мире, а шизофреник просто перечисляет, как младенец, «что вижу, то пою». То есть, бредит.

- Ну, это не все. При этом же шизофреника считают больным не только из-за бреда, он же реально не чувствует тела.

- Естественно. Если ты теряешь из вида этот устойчивый мир, если у тебя нет прагматичных задач, потому что ты инфантилен, то ты обязательно теряешь связь с телом, поскольку тело принадлежит устойчивому миру. Его биохимия приспособлена для того, чтобы жить в устойчивом мире. А если твою психику при этом размазывает по пластичным мирам, как ты можешь чувствовать тело? Конечно, тело начинает разрушаться, просто пытаясь адаптировать свою биохимию под пластичные миры: исчезают физиологические потребности устойчивого мира, меняется частота вибраций.

- Но ученым же не приходится жертвовать телом, чтобы уметь ориентироваться в пластичных мирах. Мы же никуда не разваливаемся. За счет чего?

- Тёплый, базовый закон самоэволюции?

- Самонаблюдение. 

- И кратковременность контакта с инфополем. Человек в здравом уме не пойдет в дикий лес, не создав для себя условия для безопасного возвращения. Шизофреник – это человек без тормозов. У него нарушена система безопасности. Он не делает «меток на тропе», по которым он вернется в устойчивый мир, и не измеряет, сколько у него «воздуха в акваланге», то есть, на какую глубину безопасно нырять и сколько времени там безопасно быть. 

- То есть, эволюционно это просто бракованный человек.

- Грубо говоря – да. То есть, обидно, конечно, что человек способен выходить за пределы устойчивого мира и при этом у него дефект в системе безопасности, а потому он бесполезен для эволюции.

- Грустно, да.

Предыдущие эпизоды


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded