Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

как устроена психотерапия

На заре возникновения психотерапии главным открытием и практикой этого метода была интерпретация: человек интерпретирует себя и свои бессознательные процессы, связывая их с осознаваемой деятельностью, "понимает" себя и, благодаря этому, расслабляется, освобождает от напряжения свое тело и фокус своего внимания, и способен замечать в окружающем мире что-то, что отвечает его жизненным радостям.

Сначала эти интерпретации были прерогативой психотерапевта: это он "придумывал", что происходит в голове у пациента. Затем, придя к наблюдениям о том, что чужая голова - потемки, психотерапевты таки передали право интерпретации бездн душ и умов самим владельцам этих бездн, но оставили за собой право определять парадигмическую рамку, внутри которой эти интерпретации должны находиться.

Например, психоаналитики интерпретируют с точки зрения конфликта между ребенком и родителем. Это я сейчас грубо объясняю, чтобы людям, не знакомым с изнанкой психотерапии, было хоть что-нибудь понятно.

Так вот. Что значит этот конфликт между ребенком и родителем (преимущественно, матерью)?
Жизнь ребенка - это череда вовлечений во все, во что врубится его внимание  - в его физиологические потребности или привлекающие его внимание объекты окружающего мира. Ребенок своим вниманием не управляет, оно управляет им.
Он ходит за своим вниманием так же, как собака ходит за своим носом.
И это его естественное состояние.

Однако, социум - штука сложная, там есть другие люди со своими потребностями, и ребенок, занятый эгоцентрично своими процессами, нарушает некоторые нормы, в которых общество "договорилось" жить. Родители являются трансляторами норм этого общества для ребенка и выступают тем фрустрирующим барьером между ребенком и обществом, который "обучает" ребенка тому, чтобы он не совал свой нос куда не следует.
Родители бывают более или менее цивилизованными, а потому меры их воспитания бывают более или менее варварскими.
Так вот.

Как бы то ни было, "обучение" родителей для ребенка означает следующее: или ты держишь руки на коленочках и делаешь то, что я сказал, или я тебя не люблю (для ребенка это означает "ты мне не нужен, ты сирота" - со всеми вытекающими из этой картины последствиями). Страшный страх.

Ребенок сиротою быть не желает, поэтому он слушается настолько, насколько ему это позволяет его темперамент. В конечном итоге, он приучается сам выполнять ту работу, которую делает родитель: сам себе запрещает, угрожает и сам себя тормозит в своих импульсах.
Таким образом организуется внутренний конфликт: нечто, что было внешним, становится внутреннием.
Этот ребенок вырастает во взрослого человека, но по-прежнему обращается с собой как плохой родитель и тормозит любые свои импульсы, в том числе очень полезные и продуктивные, поскольку блокировка импульсов - она везде блокировка, она все блокирует, и хорошее, и то, что так себе, антисоциально.
Потому что было бы грамотнее научить ребенка трансформировать свои импульсы в подходящую форму в соответствии с контекстом ситуации, а не подавить их. Но это большой труд по распознаванию импульсов, распознаванию контекста и выбору средств реализации и трансформации импульса, а родители и сами этого не умеют, и их родители, конечно, тоже. Так что тут все пострадавшие.

Так вот. Возвращаемся к первой матрешке из этой истории.
Объясняя своему клиенту эту парадигму, психотерапевт помогает клиенту понять, что он не виноват, и что он хороший, и что ему надо просто научиться жить иначе с собой и миром. Истравить в своей душе эту родительскую жестокость и все будет хорошо. Это, опять же, грубо я говорю.

Существует много других парадигм, в которых специалист точно так же объясняет клиенту правила игры, а клиент в этой игре должен научиться интерпретировать себя и, таким образом, себя понимать и расслаблять.
И это действительно работает.

Главными критериями правильности (терапевтичности) парадигмы являются следующие:
- она непротиворечива
- она помогает клиенту расслабиться
- она помогает клиенту соотнести себя с окружающим миром таким образом, чтобы дружить со средой, а не воевать, и при этом
- она помогает клиенту дружить со своей головой, душой и телом, а не воевать с ними
- она улучшает качество жизни клиента.
И если парадигма отвечает этим пяти правилам, какой бы мифологической картиной она не была, она работает.

Парадигмические рамки, о которых я говорила в начале, устанавливаются авторами и последователями тех или иных парадигм. Но, как правило, последователи считают свою парадигму истиной в последней инстанции и тратят тонны сил и времени на битвы друг с другом за право своей парадигмы быть единственно верной на основании того, что "так оно и есть, это доказано НАУЧНО". На самом деле - эмпирически, то есть, посредством повторяемого опыта. А повторяемым опытом в разных парадигмах называются разные вещи. Все они глубоко субъективны, хотя некоторые претендуют на большую объективность, чем другие, утверждая, что их субъективность самая объективная в мире.

Одна из самых парадоксальных битв, которая происходит между "специалистами" заключается в том, что одни другим навязывают свою субъективную картину мира о том, что те, кто напротив, слишком субъективны по сравнению с ними, которые не позволяют своей субъективности распространяться дальше своего носа. При этом за краями их субъективного кругозора, который, как они клянутся, не распространяется дальше их носа, им не видно, что сама парадигма, внутри которой они позволяют клиентам интерпретировать себя, является всего лишь одним из тысячи способов объяснить человеку самого себя.

Что с этим делать начинающему специалисту? На чью сторону переметнуться? Кому верить? Что делать с клиентами? Этому я обучаю на моем он-лайн курсе "Организация частной практики психолога"


Tags: Профессия психотерапевт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments