Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Categories:

психосоматика

Пишет plechanova (</a></a>plechanova)
человек или его болезнь</font>
 

Для ЖЖ июль 8 числа)

тема, про которую размышляю уже неделю, это соотношение проблемного и человеческого в человеке. я в целом верю в осознавание и целительную силу саморегуляции, опоры на себя и контакта. сильно верю в то, что опыт переживания процесса вступления в контакт настолько меняет поле душевной жизни человека, что много становится новым.
   Но так соблазнительно  ( или так искушает) тема физического недуга и избавления от него)   или тема избавления от "душевной боли" или от   "проблемного поведения" у клиента. Критерий успешности терапии часто рассматривается внешних параметрах ( избавился от симптома, изменил статус в обществе, готов продолжать общение, заплатил достаточно денег). И ведь действительно  удается помочь людям в проблемной ситуации. в смысле что заменить проблемное поведение на более эффективное.
  

Как то на супервизорской группе во время включенной супервизии Сименс сказал мне, в драматический момент, когда я уже готовилась обратиться к симптому пациента:" что тебе важнее в данный момент - поговорить с человеком, который перед тобой, или иметь дело с его симптомом и его символическим смыслом?". вопрос супервизора серьезно меня отрезвил. я тогда реально поменяла план действий, поговорила с человеком, и на удивление симптом развеялся, зато некоторая достаточно драматичная эмоциональная ситуация была развернута в контакте.
   Вопрос конечно же не простой, для тех, кто работает в области помогающих специальностей. забочусь я о человеке или о том, чтобы решить его проблемы. Кстати, несколько моих знакомых мамаш вполне откликнулись на такие идеи. Часто во вреям заботы о детях столько заботы о здоровье, безопасности, правильном развитии, успешности в социуме и прочем, что личность отходит на второй план.
   На этом фоне вопрос о том, что человек "выбирает болеть" , чтобы не решать некоторых социальных или личностных задач, становится не таким уж простым, как кажется на первый взгляд. И затрагивает несколько контекстов. Этический, ценности, актуальные доступные ресурсы, системы связей, в которые вовлечен человек, доступные ему социальные контакты, его навыки в области саморегуляции и в области проектирования поведения, его физическое состояние, в конце концов.
    Если человек физически здоров, то мы можем сказать ему: что же ты выбираешь? болеть телом или решать жизненную задачу, сохраняя осознанность? ( одна моя собеседница честно ответила на этот вопрос так - лучше пусть у меян болит голова, чем я буду продолжать думать над этой проблемой, сил у меня душевных  больше нет ").
   если человек недавно начал болеть, еще есть возможность возврата к потерянным возможностям осознавания. можно обратиться к нему самому, а не к его симптому.
   Если человек давно болеет и его болезнь "съела" много физических и душевных сил, то как выбрать тактику коммуникации?
когда я была еще в азарте от эриксонианского гипноза, иногда удавалось прямо "поговорить с болезнью" и сделать что то типа исцеления. идеи излечения и избавления от страданий меня очень вдохновляли.
     "я не нахожу ценности в том, чтобы специально заботиться о своем здоровье. чтобы быть здоровой. но зато нахожу ценным способность терпеть и бороться с болезнью." такая позиция была высказана в обсуждении темы про гештальттерапию и работу с симптомами. это драматическое место в рассуждении. для меня проблема в том, что эта логика размышлений ведет человека точненько в русле ретрофлексии. хотя в этическом виде высказывание почти безукоризненное. что же меня насторожило? не сразу поняла, го потом додумала. по сути дела, человек предполагает действовать вне осознанности, пропускать болевые сигналы ( "но ведь все это уже в прошлом!") и в ситуации конфронтации разрушать себя. ( жертвовать собой). зато потом когда болезнь уже наступила, действительно этически благоприятный выбор не давать ей места в свеой социальной жизни, и бороться с ее проявлениями.  появляется сложная система отношений. человек и его отношения с людьми и его отношения с его болезнью. и мы заметим, что это расщепление.
     Зато как будто бы нет места для того, чтобы выздороветь и поменять образ жизни. жить и без болезни ( насколько это возможно после реабилитации) и в новых отношениях с социумом. и тут видно ( в этой логике) что все не так просто. что решение задачи ( быть здоровой и быть в социуме) упирается в дефицит ресурсов. ресурсы эти были нужны раньше, до болезни совсем небольшие, чтобы удержаться в контакте в социуме. сейчас, когда система уже настроилась работать по ретрофлексивному типу, ресурсы нужны в десятки раз большие ( психологические, физические, социальные). и кажется, что их реально не откуда взять.

  Видимо, моя задача как терапевта помочь человеку найти эти ресурсы? Моя этическая проблема в том, что я не знаю точно имею я или нет этическое право предлагать человеку целью возвратить ему здоровье и перестроить его жизнь.

 
Tags: Гештальт, Дискуссии, Кризис, На приеме, Отношения, Профессия психотерапевт, Психосоматика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments