Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

следствия ПТСР

Посттравма тяжела двумя своими следствиями. Во-первых, посттравматик всегда находится в боевом режиме, повышенной бдительности, то есть, он не отдыхает. А потому болеет, устает очень сильно и всегда неводолен и подавлен.
Эта боевая готовность может выражаться как в деятельностной активности, так и в мыслительной, то есть, у него тело и мозг все время в работе. Даже если снаружи он кажется очень вялым. Эта вялость - следствие постоянной мобилизации.
Так организм пытается переработать травму и предотвратить новые.

Второе следствие ПТСР - это реактивность. Во время травмы есть период, когда человек какое-то время находится в шоке, то есть, его реакции заморожены, но сам механизм "воспринял - ответил" никуда не девается. Человек получил от мира удар по голове и у него внутри вырабатывается ответ. Но, поскольку, в связи с различными деталями контекста этот ответ не может быть отдан в среду для восстановления равновесия (например, потому, что иногда собственный ответ, каким бы н ни был, переживается как комариный писк по сравнению с полученным ударом) в полном объеме по субъективному переживанию, он все время стремится быть разряжен, для того, чтобы завершить этот гештальт.

Таким образом, для излечения травмы нужны три опции:
- научиться отдыхать вне зависимости от обстоятельств.
- опознать и присвоить себе свою реактивность. Это самая трудная задача, поскольку ищущий выражение заряд все время формирует в восприятии травматика такие картины реальности его сегодняшнего дня, которые оправдывают эту разрядку и делают ее просто таки необходимой в его представлении.
- телесная саморегуляция, которая позволяет научиться управлять своим реактивным зарядом.

Различные хождения в прошлое в травму я считаю вредными, поскольку они только раскачивают и ретравматизируют. Прошлое изменить нельзя. Раскапывая все новые и новые детали, единственное, чего мы добиваемся - это бесконечных реконструкций травмы и ее обстоятельств, вновь и вновь мобилизуя и без того ушатанную нервную систему и ум.
Безусловно, для того, чтобы успокоить ум, необходима смысловая парадигма, экзистенциальная конструкция, которая позволяет принять произошедшее как естественную часть жизни, тогда работа над излеченим травмы приобретает ясный целенаправленный вектор. Но копание в прошлом никак не способствует созданию такой конструкции. Обнаружение смыслов и выстраивание смысловой экзистенциальной парадигмы - это работа в настоящем, в здесь и теперь.
Одним из главных опорных пунктов этой конструкции является польза своего личного счастья, здоровья и процветания для себя и других людей.

Все остальные исследования и эксперименты в терапии являются обслуживающими для этих задач. В том числе хождение в прошлое. Долго там делать нечего.
Tags: Кризис, Психопатология, Психосоматика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments