Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Categories:

Личный вклад клиента в психотерапию

Довольно часто, общаясь со знакомыми, я слышу вопросы о моих поездках по стране: "Как ты не устаешь? почему тебе не сидится на месте?"

На самом деле, я люблю ездить по нескольким причинам: перемена обстановки и путешествия приносят мне новые собственные осознавания о себе и своей жизни; общение с разными людьми приносит новые впечатления и наблюдения, обогащает мое понимание людей; в поездках я много пишу в свободное от работы время; а так же меня радует довольно высокая результативность моей работы в других регионах по стране, которая выражается в том, что мои клиенты и участники в регионах впитывают материал, который я привожу, что называется, без остатка, и к моему следующему приезду успевают довольно сильно измениться. Я много думала над этим феноменом работы: отчего в Москве я не вижу таких быстрых и серьезных изменений? Безусловно, в Москве я вижу клиентов раз в неделю и, вероятно, не замечаю резких изменений в связи с постоянным присутствием и свидетельствованием их постепенного роста. Однако есть еще кое-что.
В гештальт-терапии сущестует одно из таких центральных понятий, как ответственность клиента за собственные изменения. Этим гештальт-терапия (в числе других направлений гуманистической психотерапии) сильно отличается от традиционного "лечебного подхода" в классической консультативной помощи как в психологии, так и в других помогающих профессиях. Под понятием ответственности клиента понимается ряд позиций, являющихся определяющими в эффективности психотерапевтической работы:
1. Клиент ответственнен за достоверность той информации, которую он приносит терапевту; за степень своего самораскрытия в сеансе и готовность предъявлять терапевту свое истинное отношение к себе, к своей ситуации и к самому терапевту.
2. Клиент один несет ответственность за совершение действий, поступков и принятие решений в своей жизни. Никакой терапевт не может направить его действий или решить, какое действие для него окажется более эффективным в решении его личных задач. Это связано с тем, что каким бы опытным ни был терапевт, только сам клиент знает себя, свои ценности и свои потребности лучше, чем кто бы то ни был, поскольку его личность и его собственная личная история богата такими деталями, которые терапевту никогда не узнать даже при самом подробном расспросе. И из этих деталей складывается неповторимая мозаика переживаний и приоритетов клиента, особенностей его жизненных выборов и решений. Задача терапевта и ответственность терапевта заключается в том, чтобы помогать фокусироваться клиенту на том, чтобы он полнее осознавал все свои возможности, пути и препятствия, шире видел и яснее осознавал свои потребности и важнейшие сферы и зоны жизни и мог на основании этой более полной картины самостоятельно принять самое актуальное и подходящее для себя решение.
В долгосрочной психотерапевтической работе есть свои плюсы и минусы. Когда клиент видит терапевта каждую неделю на индивидуальном сеансе и плюс еще три часа в терапевтической группе, у него всегда намного больше поддержки, чем у клиента, с которым терапевт встречается раз в три месяца. Эта поддержка, с одной стороны, помогает углубить клиент-терапевтические отношения, создать более доверительную атмосферу, которая в свою очередь открывает возможность для более глубокого самораскрытия и, как следствие - более глубоких изменений; а с другой стороны, снижает уровень собственной ответственности за самоподдержку в принятии решений и совершении действий, дольше зреет в том, чтобы начать более активно менять свою жизнь.
В прерывающейся же длительными паузами терапии клиент пытается взять как можно больше, зная, что не увидит терапевта несколько месяцев и успевает более глубоко проработать то небольшое количество нового опыта, который он получил на терапии, буквально, прожевывая "до косточек" каждый момент. Однако минус прерывистой терапии в том, что установившаяся в течение встречи атмосфера доверия успевает остыть к следующей встрече и каждый раз требует затрат времени и энергии к тому, чтобы устанавливаться снова. Таким образом, для более глубокой работы приходится делать 2 шага вперед и один назад. Однако, как я убедилась в своем рабочем опыте, когда работа идет с группой, то участники группы, встречаясь друг с другом в то время, пока я работаю в Москве, с бережностью сохраняют групповую конфиденциальную атмосферу поддержки и в мой следующий приезд мы налаживаем контакт довольно быстро. Мне остается только восхищаться и радоваться их успехам, удивляясь их уровнем ответственности, жаждой к изменениям и тщательной работой над собой.
Увы и здесь слышны для меня отклики народной мудрости о том, что выше ценится то, что достается реже и дороже. И как следствие - приносит большие плоды.
Именно в связи с такой особенностью терапии существует такое терапевтическое понятие, как стоимость терапии. Среди терапевтов можно услышать ясную и общепринятую в терапии ценность этого фактора: терапевты говорят, что час консультации должен стоить столько, чтобы клиенту было жаль проводить его неэффективно для себя. Когда клиент знает, что эффективность психологической работы зависит от него, пожалуй, ему будет жаль платить за встречу не маленькую сумму и транжирить собственное оплаченное время на неискренность или сопротивление работе.
В моих поездках таким фактором является еще и редкость встреч. И я благодарна моим участникам и горжусь ими за то, что они берегут и воплощают каждую каплю нашего совместного опыта и используют каждый миг для собственных изменений.

 

Tags: Гештальт, Как происходит психотерапия, На приеме, Отношения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments