Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Category:

Работа с потерей у детей

unkle_fuka пишет:

Горевание- это естественный процесс, в котором происходит медленное изменение картины мира. В процессе проживания горя происходит разрушение старой картины мира в которой был умерший человек, и становление новой картины мира – без умершего человека. В мировой психологической практике накоплен немалый опыт работы с утратами. В результате выработаны общие принципы помощи людям переживающим потерю. Эти принципы с незначительными изменениями воспроизводятся почти во любом источнике описывающем психологическую работу с горем. Решил поделиться методичкой написаной в свое время для воспитателей и психолгов детских садов.

Общие установки в отношении потери и горя

1) Внимательно слушать, быть способным к слушанию сердцем.

2) Дать ребенку знать, что Вам известно о его горе.

3) Всем своим поведением дать понять, что все эмоции нормальны и уместны даже такие например как чувство гнева, слезы, апатия и т.д. Плохими бывают только поступки, чувства плохими не бывают.

4) Своим поведением дать понять, что говорить об умершем хорошо и не страшно.

5) Сочувствовать утрате и боли.

6) Показывать пример терпимого отношения к самым разным чувствам.

Предрассудки усугубляющие переживание потери и горя.

1) Избегать контактов с переживающими горе людьми, потому, что чувствуете себя неловки или беспомощно.

2) Говорить, что Вы знаете, как себя чувствуют человек если у Вас не было подобной потери.

3) Избегать разговора, который начинает ребенок или его родители, только потому, что Вы боитесь напомнить им об их боли.

4) Обманывать детей, скрывать от них реальность смерти.

5) Говорить о том, что должен думать скорбящий человек, что он должен чувствовать. Например когда ребенок говорит, что чувствует себя виноватым в смерти отца, спрашивать его «Но ведь ты на самом деле так не думаешь?» или говорить ему: « - Ты уже должен чувствовать себя лучше.»

6) Ожидать, что применение каких либо техник методик или подходов может заставить человека быстро «излечится» от его «проблем».

Профессиональная скромность, способность держать в узде свои спасательские амбиции – первичное качество необходимое психологу в работе с людьми переживающими потерю. Горевание это естественный процесс, похожий чем-то на заживление ран или беременность. Этот процесс невозможно без ущерба для человека ускорить или остановить. Единственное, что мы можем сделать в большинстве случаев, это создать условия необходимые для благополучного протекания этого процесса. Любая методика в этом случае выступает только как средство выражения ребенком своих чувств.

Существует много литературы о специфической работой с переживанием горя и потери. Но несмотря на огромную важность внимания к переживанию потери, для детей гораздо более важной оказывается функция поддержки. Именно поддержка и обеспечение психологической безопасности являются основой в работе с потерей у детей. Мы считаем, что психологическое сопровождение детей, переживающих потерю, должно носить сугубо поддерживающий, а не коррекционный характер.

Основная масса работ о психологической помощи потерявшим близких опирается на описание последовательных стадий этого процесса, которое имеет уже почти каноническую форму. Однако переживание потери у детей имеет качественную специфику, поэтому необходимо уяснение особенностей проживания утраты у детей.



Особенности семейной терапии

Начиная работать с семьей, мы опираемся на несколько основных положений, составляющих базовую модель семейного функционирования .

1. Семья представляет собой целостную систему, в которой поведение всех членов взамообусловлено и ни один из ее членов не может изменить свое поведение, не повлияв при этом на всю семью и не испытав при этом воздействие всей семьи. Во многих случаях проблемное поведение играет определенную роль в поддержании баланса семьи. Рассмотрим пример из повседевной работы центра. Бабушка по материнской линнии (назовем ее Светлана ) привела на консультацию внука 3,5 лет, который проявлял явно негативистичное поведение, был физически агрессивен, часто не по возрасту откровенно хамил своей бабушке и незнакомым людям, употребляя бранные слова. Выяснилось , что ребенок (пусть его зовут Витя) не ходит в детский сад , а его воспитанием занимается бабушка . После смерти мужа, который был для нее центром жизни, бабушка целиком посвятила себя воспитанию внука и обустройству семейных дел так ”как пложено“. В результате попыток контроля и обучения тому “как надо” у Светланы закрепился острый конфликт с дочерью (мамой Вити). Предметом споров было воспитание ребенка. Мы попытались пригласить на консультацию мать и отца Вити, но получили однозначный отказ . Тогда консультант проинтерпретировал поведение Вити как обостренный кризис 3-ех лет , проблему бабушки как кризис смысла жизни и мы приняли индивидуально ориентированную стратегию: включив ребенка в группу, стали учить его соблюдению социальных норм и самостоятельной деятельности, а с бабушкой обсуждать невыраженное горе о смерти мужа и другие личностные проблемы . Светлана , женщина умная и энергичная, с этузиазмом взялась за психологическую работу. Консультации стали для нее новым интересным делом и, в результате, интенсивность конфликтов и ее повышенная вовлеченность в проблемы ребенка стала заметно ослабевать . Светлана стала поговаривать о том, как бы устроить Витю в детский сад. Вот тут-то на наших занятиях появились по очереди мать и отец ребенка. “- Что это вы тут делаете ?”- спрашивали они. Оказалось, что когда поведение ребенка и бабушки изменилось, мать отвлеклась от конфликтов со Светланой и стала замечать недостатки своего мужа , который до этого был ее верным союзником в борьбе с бабушкой Вити. Так изменения в поведении любого из членов семьи приводит к изменениям всей системы в целом .

Перейдем к следующему важному положению, которое направляет нашу работу с семьей .

2. Семья как система иерархична т.е. в каждой семье выделяется несколько уровней подчинения - управления . Нарушение иерархии в родительской семье ( хаотическая семья , острая борьба за власть , дети на верхних ступенях иерархии ) приводят в дальнейшем к нарушениям статусных отношений и власти - подчинения в социальной жизни ребенка . В качестве примера могу привести случай, когда девочка семи лет, обьединившись в коалицию с бабушкой, начинает нарушать любые ограничения, идущие со стороны матери : не выполняет никаких требований , зато с успехом добивается исполнения своих . Это поведение с легкостью переносится в детский сад, где ребенок становится эгоцентричным и агрессивным по отношению ко всем, кто не готов подчиняться ее желаниям и, сталкиваясь с минимальными затруднениями, бросает любое задание. Распределяя семью по этажам дома , девочка рисует себя на самом верхнем этаже , а ниже чем родители на этом рисунке располагаются только домашние животные . Для бабушки такие отношения являются способом косвенно заявить о своем недовольстве браком дочери, мать и отец сохраняют эти отношения , чтобы не конфликтовать с бабушкой и получать от нее помощь , внучка же , получив такой высокий статус в семье, закрепляет в своем характере эгоцентризм , агрессивность и низкую терпимость к трудностям .

3. Функционирование семьи как системы зависит от нескольких видов психологических границ : границы семьи с внешним миром , границы между поколениями , индивидуальные границы . Границы семьи одновременно устойчивы и одновременно проницаемы для взаимного обмена . В случае нарушений они могут быть слишком жесткими или наоборот размытыми . Нарушения границ в семейной системе отражается в нарушении ограничений во всех отношениях личности, в том числе и в нарушении социальных норм . Примером может служить ситуация, в которой семилетний мальчик (пусть его зовут Сережа) , благодаря своим страхам, спит с матерью в одной постели, а дистанцированный муж отправляется в другую комнату . Мать делится с ребенком всеми своими горестями , заботами , радостями и не находит сил добиваться исполнения элементарных правил поведения . Рассказывая о ребенке, она регулярно употребляет местоимение “мы”: “Нам исполнилось семь лет” , “Мы в этом году пойдем в школу” и т.д. Пугающийся близости , дистантный муж старается отделить свой мир от матери и ребенка . Границы между ребенком и матерью чрезмерно проницаемы , а границы между супругами оказываются чрезмерно жесткими . Ребенок при этом усваивает мысль о том , что “можно все” и закрепляет страхи как способ манипулирования окружающими людьми .

4. Определенные варианты поведения, такие как алкоголизм, инцест ,насилие и суициды имеют тенденцию воспроизводится в семье из поколения в поколение. Все эти виды поведения являются следствием определенных вариантов семейных отношений, которые возникли в ответ на травмы в истории семьи. Примерами таких травм могут служить войны, репрессии, катостроффы , убийства и т.д. Девиантное поведение передается благодаря воспроизведению характерных рисунков семейных взаимоотношений в каждой последующем поколении . Осознание и исследование членами семьи этих травм и отношенческих рисунков позволяет избежать повторения поведенческих проблем у детей . В качестве примера предлагаю рассмотреть следующий случай . Мать (назовем ее Катей ) в первом браке состояла с отцом ребенка , который до рождения ребенка был судим . После развода дочка Лена становится для матери единственной целью в жизни и утешением, поэтому Катя формирует к дочери чрезвычайно сильную привязанность, одновременно стараясь вытравить всякую память о своем муже . Замечая у ребенка отцовский темперамент и внешность, она очень пугается , поэтому сильная привязанность одновременно насыщенна конфликтом и недоверием к девочке. Вступив в подростковый возраст , дочь стремится к освобождению от спутанных отношений с матерью, формирует сильную протестную реакцию , совершает мелкие правонарушения и к ужасу своей матери очень рано вступает в брак . Муж, который кажется Лене освободителем , оказывается на проверку девиантом со склонностью к насилию и изменам . Брак заканчивается уходом мужа из семьи и после рождения у Лены ребенка мальчик Миша становится для молодой мамы единственной отрадой и утешением . Она старается сделать так , чтобы сын поменьше знал об отце и жалеет , что у нее родился мальчик . Негативное отношение к мужчинам отражается на общении с сыном, поэтому ее сильная привязанность отравлена конфликтом и недоверием , история повторяется . Таким образом, в семье из поколения в поколение повторяется рисунок отношений, в котором отец уходит из семьи и мать старается вычеркнуть всякую память о нем из семейной истории . Обратившись к истории старшего поколения, мы находим , что в 30-тые годы один из прадедов Миши по материнской линнии был репрессирован . После того, как прадеда “забрали” прабабушка совершенно обоснованно боялась , что информация о нем может испортить судьбу ее детей, поэтому специально избегала обсуждения всего , что касается ее мужа . Выживание семьи в годы войны требовало высокой сплоченности с детьми, поэтому поведение прабабушки в те времена было единственно правильным . Однако эта последовательность травм и дала начало повторению дезадаптивного рисунка отношений в последующих поколениях. Поводом обращения в консультацию стали сильные вспышки ярости

Результаты работы .

Для того , чтобы сложить представление о результатах работы приведем исходы четырех случаев представленных нами ранее .

Работа над первым случаем закончилась тем , что Витя сейчас ходит в детский сад и не вызывает нареканий ни у воспитателей ни у членов семьи , родителям была предложена помощь в улаживании супружеских отношений, но они отказались от дальнейшего консультирования .

Во втором случае (“Семейная иерархия”) работа еще не закончена. На момент обращения в консультацию семья не могла принять решение о разъезде . Предварительные результаты достигнуты уже тогда, когда консультант предложил с разрешения девочки обсудить рисунок с папой . После обсуждения вопроса о том , как распределены функции управления в семье решение о разъезде было принято окончательно . В данный момент девочка не получает поддержки своего непослушания от бабушки и проблема “неуправляемости” снята , однако сохраняется раздражительность и плаксивость которую мама использует как повод для высказывания мужу замечаний о его малом участии в жизни семьи . Консультант на сегодняшний день работает над урегулированием отношений близости - дистанции в супружеских отношениях .

В случае третьем (“Границы”) мы начали с предписания добиться того , чтобы Сережа спал в другой комнате , в своей кровати . Основная работа была сосредоточена на распределении семьи по комнатам и эмоциональных проблемах мешающих выделить личное пространство ребенка . На втором этапе мы обратили внимание на то , как реагирует мать на попытки ребенка установить более близкие отношения с отцом . Словесная декларация и невербальное поведение матери при этом явно не совпадали . Мать не могла с радостью принять стремление сына к отцу из-за застарелого конфликта в супружеских отношениях . Установление границ между потребносями ребенка и потребностями супругов позволило матери стать более требовательной в воспитании и одновременно более заботливой, не нагружая ребенка “взрослыми” проблемами . Принятие матерью любви сына к отцу , разграничивание отношения ребенка и матери существенно изменило и эмоциональное состояние ребенка, и воспитательную практику семьи . Сейчас, по словам родителей, страхи у Сережи не наблюдаются , его отношение к миру стало стало гораздо более оптимистичным , что выражается в играх и высказываниях ребенка.

В четвертом случае (“Семейная история”) уже само составление генограмы создало у матери мотивацию к изменению своего стиля отношений с ребенком и своего жизненного стиля . Не желая повторять дисфункциональный паттерн отношений она стала учится правильно адресовать свои чувства сознавая , что ее горечь и негодование адресованы не ребенку , а ее бывшему мужу. Консультант переформулировал спутанные отношения с ребенком как следствие многолетней традиции низкой самооценки женщин ее семьи и проводит работу направленную на развитие самооценки . Основная дилемма в работе с матерью заключается в том , что если она позволит себе более высокую самооценку , то она нарушит семейный миф ,который гласит : “женщины в этом мире несчастны и должны обходится без мужчин”. Если Лена нарушит миф и почувствует себя счастливой , то она рискует выставить в невыгодном свете свою мать , поэтому консультант посоветовал Лене ничего не менять до тех пор , пока она не сможет найти другие способы показать свое уважение матери кроме безусловного следования семейному мифу о несчастии и героизме женщин . В данный момент ребенок стал гораздо более спокойным и уступчивым . Он осваивает “мужские” роли используя положительные примеры из детской литературы и общение со знакомыми матери, которое она раньше неосознанно прерывала . Пока ребенок иногда еще проявляет агрессивные вспышки , но частота подобных инцедентов значительно снизилась .

В целом опыт работы ПМСЦ “ Малыш” показывает , что семейное консультирование значительно увеличивает возможности работы по предупреждению отклоняющегося поведения. Индивидуальные предпосылки девиантного поведения невозможно рассматривать вне семейного контекста. Системное консультирование возможно и эффективно в работе с семьями детей дошкольного возраста . Дальнейшую по раннему предупреждению девиантного поведения мы видим в уточнении специфики функционирования семей с детьми дошкольного возраста и расширении методов консультативной работы с такими семьями .

Один ребенок входит в комнату и говорит что-то, будучи вполне уверен, что это - его ситуация, что прочие люди, которые в комнате есть, должны принять участие в его ситуации. Иной раз даже и не входит, а просто кричит откуда-то "ма-ма", имея в виду, что мама должна немедленно все бросить и бежать к нему, потому что она ему понадобилась. Соответственно, он, этот ребенок, обращается к людям из своей ситуации, по поводу своих дел, и требует участия в них.

На другом полюсе - ребенок (наверное, чуть постарше) который, входя в комнату, полагает, что это - ситуация тех, кто там находится (родителей, взрослых), Этот ребенок ждет, чтобы его заметили, назначили ему какую-то роль, отвели место, и из этого места он сможет к ним обратиться, приспосабливая свои нужды и свою ситуацию к тому, какое место ему отвели.

В точке подвеса - человек (воспитанный ребенок), который, входя в комнату, замечает, какой была ситуация до него, замечает, какой стала ситуация, когда он вошел, имеет в виду, зачем он вошел и чего ему нужно, все это соотносит между собой и имеет
мета-ситуацию
: "нашу", а не "свою" и не "их".
Естественно, что для этого он должен иметь тезаурус возможных ситуаций и возможных ролей, в том числе и в особенности - для себя и для своих "ближних". Чем богаче и гибче этот набор ролевых раскладов, которые находятся в его распоряжеии, тем человек "воспитаннее", тем приятнее с ним иметь дело и тем больше вероятности для него, что его коммуникация будет адеватной и успешной.

Больше всего страхов у тех детей, которые считают, что главная в их семье мама. Такие данные получены А.И. Захаровым:

"Страх, беспокойство у детей могут вызвать постоянно испытываемые матерью нервно-психи­ческие перегрузки вследствие вынужденной или преднамеренной подмены семейных ролей (преж­де всего роли отца). Так, мальчики и девочки бо­ятся чаще, если считают главной в семье мать, а не отца. " (А. И. Захаров Дневные и ночные страхи у детей) Захаров получил эти результаты путем диагностики нескольких тысяч детей из разных регионов. Как это объяснить? Тут простор для спекуляций. Кроме Захарова к тем же выводам пришел Дж Хейли. Я думаю дело в том, что взаимодействие ребенка и матери это система с положительной обратной связи положительные эмоции ребенка вызывают спокойствие и положительный отклик матери, а это в свою очередь еще больше поддерживает ребенка. А что происходит если есть тревога и разражение? Эти чувства в диаде мать ребенок нарастают лавинообразно. И тут нужен кто-то третий, кто может уменьшить этот накал. Вспоминается уже обсуждаемое мною исследование Харлоу: "Создание семейного «общежития» позволило нам узнать мно­го нового относительно отцовской любви. Отцы в таких совме­стно проживающих семьях не позволяют матерям — своим со­жительницам и соседкам — обижать или покидать младенца и служат как связующая сила, охраняющая группу от врагов, в первую очередь от экспериментаторов. Кроме того, отцы благо­даря какому-то эволюционному механизму, который нам пока еще не ясен, проявляют привязанность в равной степени ко всем малышам. Многие отцы играют с ними гораздо больше, чем ма­тери. Отцы игнорируют проявление агрессии со стороны мла­денцев и подростков, они позволяют им щипать себя, кусать, тянуть за хвост и за уши. " У человека впрочем наблюдаются те же функции отца, что и у мартышек. Конечно это вещи совршенно разные однако понаблюдайте за каким -нибудь скоплением семей :)

Относительно второго вопроса. Большинство ответли правильно - конечно низкий статус отца сильно повышает вероятность насилия над детьми. Тут и отыгрывание на слабом и попытка "отнять" как правило завышенный в детоцентристских семьях статус у ребенка и отсуствие защиты, которую не может обеспечить низкостатусный отец. Исследований это подтверждающих полно, тут сошлюсь на обзор А.Я Варги.

Tags: Дети, Семейная терапия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments