Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

26 встреча

Сегодня групповой процесс, начатый в прошлы раз продолжился с немного меньши накалом и, на наш взгляд, завершился. по крайней мере, завершилась его конфликтная часть и на следующем занятии, я думаю, мы перейдем к сотрудничеству.
Сегодня для всей группы стало очевидным, что мы придаем значения и об это ранимся, даже не пытаясь проверить, что хотел передать другой человек.
Особенно больно это тогда, когда другой человек хочет вас поддержать, а вы ему не доверяете и отчаянно видите в его поступках ложь, лицемерие, фальш, хотя именно в подждержке больше всего и нуждаетесь.
Как сказала сегодня одна из участниц другой: "У меня было много готовности поддержать тебя, но ведь я не могу пробиться туда, куда меня не пускают!"
Так, более всего цепляясь за привычную картпину мира, за ту, в которой нет любви, нет поддержки, нет внимания и интереса к вам, мы отвергаем и причиняем боль тем, кто прямо сейчас готов дать нам то, в чем мы нуждаемся.
Другая участница сказала еще одну очень важную мысль. Она была сказана в следующем контексте. Одна из участниц раздражалась на Аиду, и мы пытались прояснить - почему. И вдруг она сказала: "Я поняла! Если надеть на тебя очки, ты будешь точь-в-точь моя мама!". В связи с этим, мы говорили о том, что больше всего мы ранимся там, где вешаем на других людей образы своих близких.
И тогда и прозвучала эта сакраментальная мысль:
"Мне кажется, что, если я перестану видеть в людях своих близких, перестану вешать на них образы родителей, я... отдалюсь от них".. и другая добавила "в этом много одиночества, да.. но мой опыт показывает, что если принять его, тогда мир раскрашивается новми красками, и возникает близость с другими совсем другого рода".
добавлю, что диалог, в отличие от монолога, труден. Пока мы видим в окружающих не тех, кеми они являются, мы можем долго и безупешно грузить их своим монологом и так и останемся не понятыми. Однако, чтобы вступить в диалог, нужно признать другого, его отличия и тот умопомрачительный факт, что мы не знаем, о чем он думает, что чувствует, что собирается сделать по отношению к нам.
потому, что если нам кажется, что мы знаем, что происходит с другим, то мы легко придаем значения, ранимся о них и продолжаем быть в своем монологе. Монолог легко - он льется сам собой, автоматически. для диалога же приходится приложить труд слышать, что говорит другой и не торопиться с выводами; проверять свои фантазии о нем; не приклеивать значений и интерпретаций его действиям и словам; проверять, правильно ли меня поняли. И так далее. Гораздо легче оставаться непонятым и одиноким. Понятнее и привычнее.
Еще одно важное событие произошло сегодня. Одна из участниц, имеющая наибольший опыт работы в терапевтической группе (более двух лет, сначала в нашей группе с Артемом в прошлом году, затем в этой группе), объявила о том, что она заканчивает групповую терапию, так как наступил в ее жизни момент, когда она может смелее опираться на себя и она хочет это попробовать. Это и грустно и радостно. Грустно расставаться, но радостно от того, что за эти два года ее жизнь сильно переменилась. Я была тронута до глубины души и чуть не заплакала. Мы столько пережили вместе. Это так же трогательно, как отпускать дитя во взрослую жизнь. Приятно видеть его сильным и оперившимся  очень много нежности, острой нежности...
Мы встретимся еще раз на прощальной встрече в следующий вторник. Необходимо провести эту встречу так, чтобы у уходящей участницы и остающихся не осталось незавершенных дел, чувств и слов друг к другу.
Tags: Терапевтическая группа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments