Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Category:

Опасность личной терапии в семейном консультировании

Интервью сайта http://www.psychotherapy.net с семейным психотерапевтом доктором Августом Напье, Университет штата Висконсин, США.


Перевод: Николай Павлов и Елена Глебковская.

Апонте. – Я не стану утверждать, что это вообще бесполезно, но не кажется ли вам, что в большинстве случаев индивидуальная терапия – это потеря времени. Я думаю, большинство людей в наше время идут на индивидуальную терапию, проходят ее, а потом возвращаются домой, оставаясь в своей привычной динамике.

Доктор Август Напье – Совершенно верно. Это одна из опасностей в прохождении личной терапии. И я считаю существует много опасностей, когда терапевт и клиент создают фантазии о жизни. Это разновидность «сумасшествия вдвоем», в котором два человека согласны, что «О! Твоя настоящая проблема в супруге» или «Твоя настоящая проблема в теще». Но когда этот процесс происходит долгое время, клиент и терапевт создают микросообщество, в котором царят взаимное согласие, согласованность и уют. И пока есть только приятные чувства, проблема, которую я могу назвать разновидностью аутистичного взгляда на мир, в том, что никто не меняет это. Там нет никого, кто скажет «Да, но я не согласен с этим, вы забываете о том и том» или «Я вижу вы как…». Там нет знакомства с тем, как индивидуальные ощущения меняются кем то еще, кто знает о них и кто вовлечен в них. Это две ситуации, которые могут произойти в индивидуальной работе. Я считаю, что может произойти много чего, но главное то, что семья, брак, окружение подавляют индивидуальность.

Апонте.- что вы хотите сказать этим?

Напье. – Представьте себе женщину, которую сократили. У нее нет столько денег и силы, как у ее мужа. Она получила помощь, почувствовала себя лучше, но у нее нет достаточно сил, чтобы изменить систему. Она возвращается домой и продолжает по сути играть роль, на которую ее выбрала жизнь. Есть ситуации, в которых индивидуум не в состоянии развить достаточно энергии, чтобы изменить систему. Иногда, сильный психотерапевт может помочь кому то изменить его систему. Обычно, это происходит потому что терапевт думает о системе и, фактически, работает с тем, как индивид взаимодействует с системой. Моя жена Маргарет работала с женщиной, чей муж был известен своей ригидностью и абсолютным отсутствием интереса к прохождению терапии. И я думаю, что ее работа была такой целеустремленной и содержательной, что это помогло спасти брак, хотя муж некогда бы не пришел. Иногда проблема в том, что: думает ли психотерапевт о системе? Является ли для него жизнь системы более важной чем тот, кто находится в комнате. Конечно, если бы муж пришел на терапию – это было бы проще.

Апонте: Да, конечно.

Напье: Есть и другая опасность индивидуальной терапии, и такие трагические случаи я иногда встречал. Я помню женщину, которая пришла со своим мужем. Ее терапевт попросил меня присоединиться, потому что в процессе индивидуальной работы, состояние их брака ухудшалось. К тому моменту как я присоединился, было видно, что женщина вместе со своим терапевтом решили, что муж невыносим, и что она вне системы. Они развились. Он женился снова, она нет. И я думая она прожила довольно долгую жизнь, будучи не в состоянии позволить себе провести прицельную работу над тем неудавшимся браком. Я видел, что это разрушительный путь. И дело не в том, что она не должны была разводиться, а в том что у ее брака не было возможности защититься.

Апонте: Что это означает – вы работаете по принципу семейная система мой клиент? Это отличается от того пути, которого придерживается личная терапия.

Напье: Да, и это подлинная основа семейной терапии: видеть, что проблемы не только у индивидуума, они вплетены в отношения. Об этом вам следует думать – как ваша работа влияет на группу. Но это совершенно другой способ видения мира. Гораздо труднее сказать: «Мой клиент – это семья. Мой долг - помочь им как группе». И это то, что, я думаю, следует делать как можно большему количеству терапевтов. Это включит в их работу и семью. Моя ответственность за пределами индивидуума. Я отвечаю за то, что происходит с детьми дома, я отвечаю за то, что происходит между взрослым и его родителями и так далее. Это расширяет возможности. Я думаю, это этичный путь осуществления терапии, думать более широко в рамках своих обязательств.

Апонте: Отличается ли путь, который вы предлагаете для работы с семьей от пути работы с не семейной группой или индивидуумами внутри семьи?

Напье: Прекрасный вопрос. Я не думаю, что это обязательно отличается с точки зрения терапевта. Витакер (прим. семейный психотерапевт Института котерапии) сравнивал семью со спортивной командой, члены которой играют вместе года за годом. И известно каждой движение друг друга, они сильны в их связанности. Случайные группы не сильны в этом. К несчастью, они (семьи) имеют долгосрочные совместные обязательства. В случайных группах присутствует относительная поверхностность силы контакта в сравнении с семьей. В семьях очень высокий заряд энергии и силы участия. Поэтому в случайных группах вы можете развивать определенный уровень энергии, но тогда появится тенденция фокусироваться на каждом участнике группы.

Tags: Группа для пар, Семейная терапия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments