Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Categories:

подборка

от olga_podolska :

О кризисе среднего возраста в культурном наследии:
Здесь автор в аллегорической форме пишет о том, что середина жизни - время переоценки ценностей, которая нередко бывает сопряжена с тем, что прежняя картина жизни, простая и понятная, разрушается. А поскольку для образования новой картины жизни необходим новый редактор реальности, которого пока нет, - индивидуум нередко начинает испытывать генерализованную тревогу и страх: понятно, что старая картина неверна, но пока непонятно даже, чем. Всё очень запутанно. (...)

Кризис характеризуется тем, что затрагивает все сферы жизни, и в случае каких-либо осложнений почти всегда вызывает суицидальные мысли. В метафорической форме смена редактора реальности это и есть смерть - смерть старого взгляда на вещи, рождение нового. Единственный опыт изменения редактора реальности, доступный всем - это сон: реальность сна ощущается человеком совершенно по-другому, чем реальность бодрствования.(...)

Человек в кризисе с тревогой обнаруживает утрату прежних жизненных ориентиров, - и отсутствие новых.(...)

Будущее в кризисе обычно крайне неопределено, и единственное, что доподлинно известно, - это то, что дальше так жить нельзя. Человек оказывается перед лицом печального озарения о том, что жизненный путь, которым он шёл, завел его в тупик, т.е. к смерти.(...)

В отчаянии человек нередко, отказавшись от всех прежних ценностей, принимает внутреннее решение "жить, как живется" и "идти, куда глаза глядят" - но и тут его подстерегают всякие аллегорические опасности:

Кризис характеризуется тем, что случается как бы помимо воли человека, - и во все время его протекания его периодически посещают мысли о том, как хорошо было бы вернуть всё по-старому. То есть, внутренние верхи всё еще не хотят жить по-новому, несмотря на то, что низы явно не могут жить по-старому, и эта внутренняя революция может длиться неограниченно долго. Вернее, ограниченно: поскольку революционная ситуация жрет ресурсы со страшной силой, то время её протекания ограничено сверху их количеством. То есть, у человека в кризисе только два пути: либо умереть, либо пройти кризис "вперед".

Различные аллегорические опасности кризиса Данте описывает еще долго. Но вот, наконец, его герой встречает Вергилия, аллегорический образ зарождения нового редактора новой реальности: он явно многое уже о ней знает.
Новый редактор реальности объясняет, что либо сдохнешь, либо вперед. Ну да, я об этом уже говорила; но это такая истина, которая туго доходит, ибо старый редактор реальности пока еще роднее. У Данте на метания около 60 строф ушло - при том, что вся песнь около сотни. Не так-то легко смириться с тем, что назад вернуться не выйдет! - особенно когда нифига непонятно, где тут считается "вперед".

Выход из кризиса - это всегда переход в новое измерение: как будто человек открывает для себя объем и переходит на новый редактор реальности, отказываясь от старого, приспособленного только для работы с плоскостью. И, разумеется, в этом новом измерении опять можно обнаружить дуальность двух направлений - например, верх и низ.

Вергилий предупреждает, что это измерение - не последнее; но с новым измерением опять всё будет непонятно, и даже новоприобретенный редактор реальности там уже опять не поможет. С точки зрения современной психологии я бы сказала, что предупреждение здесь о духовном кризисе, - но Вергилий останавливается только на "блажен", не упоминая сопутствующих ужасов.
Читать полностью


О чувстве вины:

Самой сутью телесной парадигмы психотерапии является постулат о том, что чувства живут в теле. И это не пустые слова, из наблюдений местожительство всех чувств давно известно: любовь – в сердце, страх – в животе, и т.п., если упрощенно. И только «чувство вины» - это такое чувство, у которого нет какой-либо определенной локализации в теле, произведение чисто мозгового усилия, агрессия против самого себя. То есть, такая фиговина, которая в теле, не обезображенном интеллектом, положительно невозможна.

Что же испытывает тело? Ответ уже был дан выше: агрессию. Тело испытывает агрессию, которую интеллект, знатный стрелочник, запрещает; а поскольку от факта некуда деться – чувство-то есть! – то интеллект его истолковывает как относящееся к себе самому, «переводит стрелки» – и таким нехитрым образом получается чувство вины. На кого же, собственно, эта агрессия была изначально? Если не на себя – то на того, стал быть, кто обидел? То есть, чувство вины – это инвертированная обида? Странно подумать.

Рассмотрим на примере моих любимых хрюлипум. Читать полностью


Про потерянные кусочки души:

У психологов ситуации, в которых личность расщепляется, называются психотравмирующими ситуациями или просто травмой. Шаманы говорят, что происходит что-то невыносимое для человека. Психологи говорят о расщеплении личности или о застревании в ситуации. Шаманы говорят про потерянные кусочки души.

Сколько их было у нас, событий, которые отрывают от нас маленькие или большие частицы, делая нас на время сильнее, а в целом - более слабыми? Читать полностью
Tags: ЖЖ, Кризис, Профессия психотерапевт, Психосоматика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments