Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

мысли

В течение дня приходит много интересных мыслей, но я в последнее время так устаю, что нет сил их записывать.
Я попробую записать сегодняшние.

Во-первых, про роли.
Употребление слова "роль" в контексте поведения часто сопровождается интерпретацией театральной, дескать, игра, шарж, неискренность, фальшь.
Я понимаю это слов несколько иначе.
Для меня "роль"  - это функциональная задача. Например: функциональные задачи родителя, или терапевта, или писателя, или жены, или директора. понятно, что в разных контекстах мы выполняем разные функциональные задачи. И иногда - по отношению к одному и тому же человеку. трудности в отношениях часто связаны с тем, что или говорящий не различает, из какой роли он говорит, или слушающий не различает, из какой роли к нему обращаются.

Психотерапевты всего мира, не побоюсь широты высказывания, борются за чистоту отношений, по крайней мере, в своей среде: чтобы роли не смешивались, иначе у клиента поедет крыша. И часто можно видеть, что часть надежд на чистоту отношений в принципе не реалистична, ибо стерилизовать жизнь нельзя. Более того, у одного человек едет крыша от смешения ролей, у другого - от их разделения. Я полагаю, что вам приходилось сталкиваться с тем, что некоторые родители не разделяют роль "учителя" для своего ребенка и "воспитателя", и попытка разделить эти роли сводит их с ума.
Так же сложно разделить в супружеских отношениях роли "любовников", "родителей детей", "хозяйственников и собственников" и других, если есть другие. Но если мы за чистоту отношений, как бэ мы должны учиться это делать. И я тоже - за.

У этой проблемы - двойных и тройных отношений - на мой взгляд, нет решения, ибо все зависит от контекста. Тот или иной терапевт может лишь признать некоторые ограничения своей ценностью: например, не спать с клиентом, не заводить с ним совместный бизнес, не обсуждать с ним наряды, не выпивать спиртное и так далее. Вся беда в том, что ценность этических ограничений можно осознать и принять лишь почувствовав это на собственном опыте, а не интроективно. Поэтому, увы, никогда не наступит то время, когда не будет злоупотреблений со стороны терапевтов, учителей, тренеров, врачей и так далее. Я уж молчу о родителях, злоупотребляющих своей властью по отношению к детям. Против них вообще не существует приема.

Проблема осложняется еще и тем, что для одного клиента ослабление границ отношений являются разрушительными, а для других - целительными. Да. и никогда нельзя угадать, с кем как будет, ибо все уникально. А еще очень трудно измерять уровень нанесенного ущерба. И в некоторых случаях - ущерба обеим сторонам.

В классической психиатрии и психоанализе, в целом, все понятно: нельзя ничего. И точка.
Когда мы начинаем говорить о гештальт-методе, в котором есть понятие "личная ответственность человека за его восприятие и действия", встает довольно сложный вопрос: если мы рассматриваем отношения клиент-терапевт как сотрудничество равных партнеров, то автоматически каждый получает равную ответственность за процесс. Но как только речь заходит об этических рамках, с клиента снимается ответственность за вступление в двойные отношения с терапевтом. Я считаю это большой сегодняшней дилеммой гештальт-терапевтов и не вижу решения.

Как клиент я предпочитаю нести ответственность за свои выборы в отношении действий с терапевтом, самостоятельно. Но я не могу предложить того же самого другим клиентам, ибо это не соответствует этическим нормам.

Таким образом, равенство ролей терапевта и клиента есть и одновременно его нет. Кот Шредингера.

Приглашаю высказаться всех, кто видит варианты решения этой дилеммы. Я всерьез озадачена.
Tags: На приеме, Профессия психотерапевт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →