Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Categories:

Зачем больному знать диагноз-2

У меня в последнее время много размышлений о смерти. А тут еще и доктор Хаус пригружал целый год :)
Наташа вот про это группу собирает, и вот чрезвычайно интересный диалог на тему, нужно ли больному знать свой диагноз, когда он болен очень опасной болезнью.

Originally posted by kundryukova at Зачем больному знать диагноз-2
Мы с ritola затеяли диалог про знание диагноза: полезно это или нет. Начало здесь.

Из своего психотерапевтического опыта я предполагаю, что каждый в диалоге видит что-то свое. Для меня наше общение имеет одну основную тему: ответственность за все, что происходит со мной. Кусочки из нашей переписки я выбрала относящиеся именно к этому.

Апд. Мой опыт может кому-то не подойти. За то, как вы будете его использовать, я ответственности не несу.

kundryukova: Говорить или нет больному его диагноз… Знать или не знать…

ritola: Не диагноз, а именно диагноз рака со всеми деталями. Верю, что многие хотят знать любой диагноз, но если не хотят, то такое право у них тоже есть, а оно сейчас нарушается.

kundryukova: Действительно, право не знать тоже важная штука. Тогда, по-моему, следует определить, кто из близких будет знать всю правду и принимать решения.
Когда раком заболел мой папа, эту функцию на себя взяла мама.
Когда заболела мама тоже раком, решения принимали мы с сестрой. Мама охотно делегировала нам эти полномочия. Она так и сказала: "Я не хочу об этом особо много знать", и отказалась вникать во всякие тонкости. Конечно, это сильный стресс, и человек выживает, как может.
Я предпочла все сама знать, потому что сильно любопытна и столь же недоверчива.
У вас тоже есть выбор. Согласны?
Единственное, что мне непонятно: чем отличается диагноз "рак" от "полиомиелита" или "красной волчанки"? Почему другой диагноз можно со всеми деталями, а раку в этой привилегии отказано?

**
kundryukova: Я предпочитаю знать всю правду.

ritola: Всю-всю? Во-первых, ее никто не знает и знать не может, можно лишь узнать, что известно науке СЕЙЧАС с поправкой на правильность изучения. Всего вашего случая. Разве вы хотите знать, как именно будете умирать, насколько будете мучиться перед этим? Мне хотелось бы как Реммель - иметь возможность в нужный мне момент принять спец. препарат - но у нас этого нет.
Честно говоря, никогда не хотела бы ничего знать заранее плохого. Вот если бы мне сказали (с небес), что однажды, неизвестно когда, я засну и не проснусь, не испытав мук, вот это было бы счастьем!

kundryukova: Да, я хочу знать всю правду, в том числе и то, как именно я буду умирать. Только я не знаю этого и не узнаю, пока собственно не начнется процесс умирания. Хотя в каком-то смысле мы все этим занимаемся с самого рождения.
Мне кажется, вы имеете в виду не знания, а фантазии. В данный миг я могу только фантазировать, буду или не буду мучиться, и насколько сильны будут эти мучения.
Каждый раз, когда меня одолевают подобные образы, я быстренько переключаю свое внимание на то, как стою, как дышу, как держу плечи, голову. То есть обращаю внимание на то, что в реальности происходит здесь и сейчас. 
Я верю, что, правда, однажды засну и не проснусь. Так и встречу смерть. Перед самой смертью больно не будет. А до этого…
Если придется контролировать боль медикаментозно так, что я потеряю человеческое сознание (помните, именно это было невыносимо для Этана) – я боюсь этого, сильно боюсь. Но пока не знаю, как буду вести себя в этой ситуации и каким будет мое решение.

**
ritola: Мне кажется, вы здесь имеете в виду себя в здоровье или в возможном выздоровлении. Но при чем тут знание диагноза, о котором мы говорим? Без него разве вашего интереса к своему развитию не было бы?

kundryukova: Мой интерес к себе есть всегда – и раньше, и сейчас. Он не становится меньше от того, что у меня рак. Мне интересно, как я живу с раком. Я вообще себе очень интересна.

**
ritola: Знаю, что вы рассказали друзьям и от этого получили большую подпитку. Я смогла рассказать одной подруге (чтобы иметь в будущем помощь с детьми), а муж - своему другу и его маме, с которыми мы дружим. Другим - не смогли. Увы, и сейчас не могу. Оттого , что сказала, каких-то бонусов не получила, я не смогла даже выговориться, как все было и идет - в ответ будет тишина, люди боятся рака, а прикрываются, что мне вредно говорить об этом.
Но я вижу, что им неинтересно и тяжело.

kundryukova: Мне очень жаль, что вы, как я слышу, не получаете достаточно поддержки. Грустно…Но тут ведь вопрос сужается до совсем простого: сколько поддерживающих человек вам нужно? И какая именно поддержка вам нужна? Как вы хотите ее получать? Отвечая на эти вопросы, вы можете сделать небольшое открытие.

**
kundryukova: Благодаря этому в моей жизни появилось гораздо больше приятных и просто подходящих мне вещей и явлений. Моя жизнь стала больше моей.

ritola: Мне это понятно, я тоже не отказываю себе в основном, хотя позволить себе считаю нужным не все - например, мерила дубленку осенью - не купила и правильно сделала, носить мне ее особенно некуда, а сейчас похудела и на следующий сезон была бы не годна. Но остальные вещи, которые нравятся, беру - хорошие джинсы, курточку. Но столько расходов, связанных с постоянными обследованиями и лечениями, что не разбежишься, да и детям дать больше предпочитаю, это мой выбор.

kundryukova: У меня мало денег, я мало работаю, мужа нет. Ограничиваю себя в материальных вещах. Я, скорее, о вещах для души там писала – об увлечениях, общении, фильмах, книгах, прогулках, новых знаниях. О новой профессии! Да! И о новой себе.
Tags: Кризис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments