Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Category:

подростковый возраст

В связи с давним обещанием, пишу чуть-чуть на подростковую тему. Я эту тему не сильно люблю описывать, потому что там все кажется таким естественным, что даже трудно разложить как-то на составляющие, и как-то умно. Поэтому - просто эпизодик.

Подростковый кризис – это то, что происходит со всей семьей, когда у подростка уже сформировался фундамент для мировоззрения, и он начинает транслировать его своими действиями и словами. И это часто оказывается а) не совсем то, что ожидали родители б) иногда совсем не то, что ожидали родители, если они мало присутствовали при формировании мировоззрения. Как родители, мы начинаем видеть результаты того, что сами вложили в детей. И иногда возникают вопросы: о, а это  в нем откуда? И это вовсе не риторический вопрос, им стоит задаться, только сформулировав его иначе: как мы, как семья, вложили в него такое представление?

Приведу пример. Нашей дочери было довольно трудно адаптироваться в классе, поскольку а)  она несколько раз меняла школу в связи с  нашими переездами, б) как гештальтистский ребенок, она отличалась по своим проявлениям на обычные школьные вещи, в) у нее было вложенное семейным бытом неверное представление о лидерстве.
Дело в том, что с момента своего зачатия, с небольшим перерывом на внутриутробное развитие, она жила на паркете, где мама и папа были тренерами. Маленький ребенок довольно долго отождествляет себя с родителями и семьей, и уже в 5 лет, на летних сборах у наших танцоров, она выходила на утреннюю зарядку вместе со всеми, и зычно восклицала: «Танцолы, постлоились!».
Понятно, что в школе никто не строился, а авторитет нужно было зарабатывать самой. Поскольку мы не гении, нам долдго не удавалось найти способ ей это объяснить, тем более, что сами мы в школе среди ее детских событий не присутствовали и слышали только одну сторону, и иногда учителя говорили о своих точках зрения на процесс. Но в 13-14 лет, наконец, когда дочь устроила бунт "не пойду больше в эту школу!" и еще несколько раз его повторила, мы с мужем и с дочкой втроем поговорили об этом всесторонне, поскольку отношения с одноклассниками складывались не лучшим образом.

За последний год школы все изменилось. Я не могу сказать, что мы одни помогли ей с этим справиться. Нам очень помогал детский психолог Катя Нетребко и ее ассистенты в детских летних гештальтистских группах. Именно там Катя помогла Ане встретиться с тем, что желания быть лидером не достаточно, у лидера есть еще и обязанность учитывать интересы других. Таким командным тренингом для ребят всегда является их коллективный номер на капустнике интенсива – пока рождается номер, развивается команда, и дети находят каждый свое место в ней.

Обычно, в таких ситуациях, когда у лидерского ребенка появляется неадекватная оценка ситуации, ее часто принимают за неадекватную самооценку ребенка или, по-народному, «звездную болезнь», и тогда окружающие стремятся поставить его «на место», совершая разные действия на снижение самооценки этого ребенка. И это, обычно, приводит к взаимному отвержению. Если же родителям удается опознать, как мир был воспринят их ребенком и какой вклад сами родители в это внесли, то можно вполне с этим пробелом в детском сознании разобраться, скорректировать недостаток феноменов в восприятии. Без вины и упреков, ведь это всего лишь урок, который проходят в этот момент и родители, и дети.
Tags: Дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments