Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Categories:

Без привычного стыда (О телеканале "Психология21")

Оригинал взят у arhetip_v в Без привычного стыда (О телеканале "Психология21")
Телеканал «Психология21» выходит за устоявшиеся этические рамки. Готовы ли зрители к новой степени откровенности? Интервью с главным продюсером телекомпании СТРИМ и непосредственно продюсером «Психологии21» Андреем Немцевым

Вот уже 15 лет я занимаюсь пси-журналистикой. Из-под моего пера вышли десятки статей, призванных обратить внимание читателей на их внутренний мир и рассказать им о том, какие пути выхода из кризисов предлагает современная психология и психотерапия. Но никогда у меня не было возможности описать достаточно подробно и конкретно, что именно происходит в кабинете психотерапевта или в психотерапевтической группе. Это было невозможно и потому, что происходящее трудно поддается описанию, и из-за этических принципов соблюдения конфиденциальности. Когда я приходила на группы и тренинги, всегда старалась описывать это так, чтобы участники не могли быть идентифицированы их знакомыми, которые могут ненароком прочитать статью. Даже на супервизии - обязательной процедуре обсуждения клиентского случая с более опытным коллегой - пси-профи представляют клиента под псевдонимом в целях конфиденциальности.

Каково же было мое изумление, когда я случайно нашла в интернете видеопроект «Круг доверия», который представлял собой профессиональную, качественную телевизионную съемку терапевтической группы! Это было снято почти без купюр, монтаж производился явно не из намерения что-то скрыть, а только в целях композиции и хронометража. Всё было, как на обычной качественной группе - профессиональные и талантливые психотерапевты, открытые участники, будто не замечающие камер, захватывающий терапевтический процесс. Я столкнулась с разрушением табу, с выходом за рамки, которые до того казались нерушимыми. То, что всегда тщательно оберегалось от посторонних глаз, было вынесено на публику. И самое удивительное, что я не испытала стыда и неловкости, что свойственно мне в ситуациях, когда происходит что-то некорректное. Это не было похоже на пресловутый душевный стриптиз. Нет, от этого видео, как ни странно, веяло подлинностью, бережностью к людям, профессионализмом.



Выяснилось, что программа была произведена российским телеканалом «Психология21» телекомпании СТРИМ. Помимо «Психологии21» СТРИМ производит еще 8 тематических телеканалов, в том числе «Домашние животные», «Охоту и Рыбалку», каналы об автомобилях, здоровье и др. Телекомпания входит в первую тройку российских производителей кабельных каналов.

Так я обнаружила и другие уникальные пси-проекты телеканала: «Марафон Ройтмана» - групповая работа необычайной глубины, чем-то схожая с древнегреческой мистерией; тренинг «Я - женщина» со Светланой Барковской, даже после простого просмотра которого начинаешь по-новому ощущать свою женственность; тренинг о парных отношениях «Если честно» с Ниной Рубштейн и Евгением Жидковым и другие неожиданные и крайне ценные для меня передачи.

Оказалось, вот уже два года в эфире идет этот удивительный эксперимент, представляющий в документальном формате такую степень откровенности, которая раньше была возможна разве только в художественном кино. То, что происходит в этих проектах, нельзя сравнить с привычными псевдопсихологизированными шоу «большого ТВ»: здесь явно нет сценария, нет оценки и нравоучений, и у зрителя не возникает того самого привычного стыда, будто кого-то раздевают на людях против его воли. Хотя и голые люди, и мат, и оргазм во время тренинга - есть, как они есть в жизни. Эти программы именно так и сняты - как запечатленная жизнь.

«Психология21» показывает и индивидуальные пси-консультации, как в проектах «Школа разума» с Александром Раппопортом и «Детские секреты» с детским психологом Ириной Млодик; и интервью, как в цикле передач Эдуарда Сагалаева «12 шагов к трезвости» и «Науке о душе» с Александром Гордоном. Здесь также можно найти программы о восточной философии и индуистских учениях, славянских традициях, эзотерике, мистических духовных практиках, а также программы зарубежных производителей - Discovery, BBC и поштучно выисканные психологические программы со всех уголков мира.

Само существование и принципы работы телеканала вызвали во мне сильные и противоречивые эмоции. С одной стороны, некоторые проекты привели в настоящий восторг - и качеством съемки, и профессионализмом психологов, и открытостью участников. С другой стороны, странно видеть в одной нише с такими программами видео Девы Премал, Ошо, мистику и эзотерику, это вызывает недоумение, если не возмущение. А с третьей стороны - возможно, именно демонстрация таких явлений в режиме хроники позволит зрителю составить наиболее объективное представление об этом. Чтобы обсудить эти неоднозначные моменты, я связалась с главным продюсером телекомпании СТРИМ и непосредственно продюсером «Психологии21» Андреем Немцевым.

- Я, в отличие от вас, не психолог, и не журналист, - начал Андрей, когда я спросила, как создавался телеканал, - моя профессия - продюсер. Как любит говорить Эдуард Сагалаев, «Моя задача - создавать возможности». Он был одним из авторов «Взгляда», главным редактором знаменитой молодежной редакции Центрального телевидения и потом главной редакции информации в самые боевые времена. Сейчас Эдуард Михайлович руководит Национальной ассоциацией телевещателей России и, кроме этого, он один из главных авторов и идейных вдохновителей телеканала «Психология21». Мы оба два года носились с этой идеей - сначала по отдельности, затем вместе - и сейчас очень рады, что у нас получилось. А потом так вышло, что Кирилл Легат - в то время генеральный директор телекомпании СТРИМ - собрал команду людей, и работа нового телеканала стала возможной. Мы считаем, что, не являясь пси-профессионалами, мы можем быть проводниками тех идей, которые выдвигаются специалистами в очень разных, широких областях психологии. История создания была не быстрая, но счастливая. 14 сентября 2009 года мы вышли в эфир.

- Название «Психология» ко многому обязывает и может вызывать нарекания со стороны академических психологов из-за противоречивого контента...

- Когда мы всё это начинали, мы долго думали, как назвать телеканал. Слово «Психология» наиболее точно относилось к тому, на чем мы собирались сосредоточиться, но психологи могли посчитать его своим, и тогда выбор тем был бы очень ограниченным. И тут Андрей Битов сказал: расширьте рамки, назовите его «Психология21», тогда вы сможете делать то, что вы хотите. Телеканал имеет отношение ко всему, что связано с внутренним миром человека.

- А Андрей Битов имел отношение к телеканалу?

- Да, на самых первых порах, когда мы экспериментировали с этой темой на канале «ЗдоровоеТВ» нашей телекомпании и делали там пробные программы по психологии, Андрей Битов участвовал в программе «12 шагов» об алкоголизме, был участником одного из интервью с Сагалаевым...

- В чем была ваша изначальная идея?

- Мы хотели (и мне кажется, нам удается) показать людям весь спектр методов, подходов к работе с внутренним миром - от древности и эзотерики до ортодоксальной кушеточной психотерапии, включая тренинги, духовные практики. Наше дело - не спорить с оппонентами, а просто честно показать зрителям, что это такое. Мы считаем свою задачу выполненной тогда, когда зритель обращает внимание на себя; когда вместо того, чтобы восстать против всего мира и обвинять всех вокруг себя, он начинает искать причины и ресурсы в себе. Какими методами это сделано - не так важно. Мы, конечно, опасались, что канал столкнет интересы самых разных направлений, течений психологии. Но мы были приняты представителями разных практик, что для нас стало откровением. Столь разные люди, специалисты, которые не всегда принимают позицию друг друга, каким-то образом, приняли нашу позицию пацифиста. Объединение - это одна из целей, которую призвано решать телевидение.

- Неужели вам повезло стать рекой, у которой враждующие между собой животные устраивают перемирие?

- Да, они враждуют, это точно, по крайней мере, не всегда соглашаются друг с другом. Но каким-то образом мы были приняты практиками самых разных направлений. Возможно, дело в том, - и это важный принцип, который мы культивируем на канале - что мы не даем оценок, рекомендаций, никого никуда не затягиваем. А просто честно, без журналистского вмешательства, максимально показываем саму практику от начала до конца. Если человек в кадре плачет, разговаривая с отцом, которого уже нет в живых, - мы это показываем. Но не паразитируем на этом, не выставляем боль и открытые чувства людей напоказ. Наша задача - показать историю человека. Как он пришел к катарсису, как он его прошел и к чему это привело.

Ведь в обществе много мифов и стереотипов относительно пси-практик, много страхов и фантазий по этому поводу. И большие каналы в погоне за сенсацией часто молчат о хорошем, но сразу выхватывают в эфир, если происходит что-то плохое, как это было с Галиной Бородецкой. (Недавно на тренинге Галины Бородецкой «Второе рождение» клиентка впала в кому, и это вызвало большой резонанс в российских СМИ. - Авт.) К тренингам многие относятся как к шарлатанству и вымогательству, и часто это мнение закрепляется благодаря программам, идущим на больших каналах. У нас радикально другой подход. Наше дело - просто честно всё показать, от простого интервью до тренинга и разных, даже самых тяжелых практик. Слезы, пиковые эмоции людей - всё это естественно и может быть показано. Зритель, увидев это, может сделать для себя вывод - что подходит лично ему, а что нет. Проблемы у многих людей схожие, справляться с ними - это большой стресс и преодоление, и когда человек после просмотра передачи начинает направлять свой взгляд вглубь себя - это настоящий поступок!

- Одной из первых передач была «Наука о душе» с Александром Гордоном, в которой он встречался с психотерапевтами разных направлений. Вы специально подобрали самого циничного, скептически настроенного по поводу психологических ценностей ведущего?

- Ну, от здорового цинизма Гордона и кажущейся холодности ни один психолог при съемках пока не пострадал. Нашей целью на первых порах было представить зрителю психологию - а это очень необычная тема. И Гордон с позиции обычного человека, который скептически относится к разного рода практикам, провел серию из 30 интервью с самыми яркими представителями самых разных школ. Именно так зритель в массе своей и относится к психологии - скептически, многие считают это надувательством. И у Гордона не было четкого представления обо всем этом, отсюда и цинизм. И с точки зрения апологета психологии его позиция действительно является холодной, но вы не представляете, насколько эта программа была полезной в самом начале работы канала. Зритель не всегда готов принять предельные нагрузки. Мы этим путем прошли, считаем этот путь правильным. Сейчас наступило время для программ другого рода. И зритель подрос, и мы подросли, но те программы были очень своевременны. Вначале нам нужно было найти общий язык со зрителем, и сейчас мы повторяем программу Александра для новых зрителей. Что касается Гордона, кстати, он невероятно талантлив, и в обычной жизни его цинизм не так проявляется, как в программе «Холодное утро», например.

- Психологи обычно стараются не популяризировать свои рабочие инструменты - например, профессиональные тесты. Потому что человек, который знает, как это работает, уже будет учитывать это и не сможет вести себя в кабинете естественно - тогда исследование не будет достоверным. Специалисты стараются избегать профанации профессиональных инструментов. Грубо говоря, те, кто смотрел «Марафон Ройтмана» и знают, что стулья участников окажутся в искусственном дефиците, наверняка будут стеречь их в перерыве, и эксперимент не будет чистым.

- Я к этому отношения не имею, по большому счету, это дело психологов. Но скажу так: на сотрудничество с нами идут только сильные специалисты, и тот же самый Ройтман имеет в своем арсенале такое количество инструментов - а я сам прошел его группу 5 лет назад, и перед тем, как снимать, видел еще 3 или 4 группы, - что им ничего не грозит. К тому же профессионалы работают не инструментарием как таковым, а честно, на полную катушку всем собой. Они никогда не перестают развиваться, придумывать новые инструменты, и тогда им не страшно показать какие-то из своих возможностей.

- Участник «Марафона Ройтмана», попавший в центр кадра в неприглядном, с привычной точки зрения, виде - не предъявлял ли он претензий, не просил ли вырезать этот эпизод?

- Будете удивлены: мы сняли уже больше десятка тренингов, и только на одной из женских групп барышни попросили не выкладывать программу в интернет - потому что сосед может увидеть. Как правило, никто не предъявляет претензий или просьб не показывать что-то, пусть даже самых интимных вещей, которые происходили с ним на тренинге. Мы не ставим никаких скрытых камер, мы никого не подставляем, все участники знают, что будут показаны. Мы подписываем с ними соглашение, что это телевизионный тренинг, что они могут отказаться в любой момент, они могут попросить о том, чтобы не ставить какие-то эпизоды в финальную версию монтажа, и мы всеми силами прислушиваемся к их просьбам, но ни одного прецедента не было, кроме того случая. На женском тренинге Светланы Барковской участница испытала оргазм, и даже это не вызвало проблем, да и мы деликатно с этим обошлись. Сейчас мы доделываем 9 серий «Марафона Ройтмана», и там в кадре на протяжении нескольких программ будет абсолютно обнаженный человек. Совершенно голый, на нем нет вообще ничего. И мы не вырезаем это, как и мат, звучащий в этой программе.

- Как решаются участники и психологи/тренеры на такое?

- Всех психологов, психотерапевтов, ведущих тренингов всегда смущает телевидение. И всё всегда строится примерно одинаково: мы рассказываем им про канал и говорим о том, что хотели бы сотрудничать и делать телевизионную версию их практики. Они поначалу боятся пустить даже свидетеля на процесс, потому что это личное дело ведущего и клиента. Но посмотрев программы канала, они решаются пустить просто свидетеля - меня, например, на свою практику, пока без камер. Потом мы проводим пробную съемку, и когда психологи убеждаются в открытости нашей позиции и чистоте передачи материала, они идут на это сознательно, конечно, во многом, рискуя. Они очень рискуют, всей своей практикой. И могут быть обвинены своими же коллегами очень во многих вещах. Пока происходит процесс съемки и подготовки программ - это очень большое напряжение для них, но каждый раз, когда заканчивается программа и получается материал, они успокаиваются. И мы крайне благодарны всем, кто сотрудничает с нами, за профессиональный и человеческий риск, они идут на это, и мы понимаем почему.

Я давно на телевидении, но настолько человеческого подхода - ни по процессу, ни по результату - я не видел, честное слово. Почему они это делают? Даже не для рекламы, не для того, чтобы их практика стала общедоступной. Мне кажется, они видят в этом некоторую миссию, как бы громко это ни звучало. Я не знаю, как в Украине, а в России есть не так много городов, где можно получить ту или иную квалифицированную психологическую помощь, а немного отъезжаешь - и остается только алкоголь, разговор с подругой, слезы.

- Это действительно очень важная миссия - показать пути выхода из личностных кризисов людям из глубинки.

- У нас нет другой миссии. Даже нет цели показать практики как таковые. Наша единственная цель как канала - обратить внимание людей на себя. Дать им шанс иметь шанс. Дать им возможность увидеть проблемы и выход внутри себя. Не наше дело решать эти проблемы. Это дело профессионалов, и мы очень четко соблюдаем эту границу, мы никому ничего не навязываем.

- Я правильно понимаю, что политика вашего канала - показать всё как есть, не ограничивая себя этическими нормами и рамками, и оставить выбор за зрителем?

- Да. Что касается выбора зрителей - это так. А что касается рамок - у нас есть свои табу: на канале, например, нет бабок-повитух и экстрасенсов. Но главное, канал «Психология21» настаивает на искренности и открытости, честности того, что делает. И далеко не подходит к тем моральным границам, к которым подходят большие каналы в показе человеческих состояний и эмоций для привлечения внимания. Большие каналы идут на поводу у зрителей и стремятся шокировать их намного больше и бессмысленнее, чем мы. Для того чтобы получить зрительское внимание, они атакуют зрителя кровью, агрессией, негативом, абсолютно бесцельно. Они как раз, я считаю, не гнушаются ничем и давно заступили за многие и многие моральные и этические нормы. И честность там не ночевала. Там есть деньги, там есть большой профессионализм, там есть бюджеты, которые нам и не снились, в десятки раз большие, чем у нас. Мы же дети по сравнению с ними, мы просто показываем людям их самих, но в более открытом и честном варианте, и ни по одной из позиций - ни по мату, ни по слезам, ни по агрессии - мы и близко к ним не подходим.

- Да, ведь у вас все-таки документальная съемка. Если на шоу больших каналов обычно есть сценарий, предопределенность, контроль, то вы, похоже, и сами не знаете, как будет идти процесс, каков будет результат. Как Жак Ив Кусто снимал океан, не зная, что будет дальше, потому что океан не поддается контролю. Как здоровый человек, открытый событиям, воспринимает жизнь, не пытаясь заключить ее в жесткие рамки.

- Да, это наш принцип... У нас очень маленькие бюджеты - это и благо, и большая беда. Мы не можем полноценно снять многие практики. Но зато продюсеры, которые сотрудничают с нами, в этих условиях вынуждены сосредотачиваться на самом главном. И это делает программы еще более сконцентрированными.

- А на что не хватает денег в бюджете?

- Многие тренинги предполагают многокамерную съемку, нам не хватает на это денег. Когда в группе участвуют 30 человек и все одновременно разговаривают с мамой и все плачут - для телевидения важно, чтобы ни одно слово не пропало. Значит, нужно 30 микрофонов! А такие малоструктурированные проекты, как «Марафон Ройтмана», вообще сложно было снимать. Кстати, Саша (Ройтман. - Авт.) сейчас в Москве, он до сих пор не понимает, как это прошло, очень волнуется за последние 9 программ, которые мы сейчас доделываем, и не верит сам себе, что он решился на это. Это большой поступок для него и для его команды.

- Какую еще специфику вам приходится учитывать при съемках ваших необычных программ?

- Мы очень быстро обнаружили, что у психологии и драматургии ключевые позиции совпадают. Каждый раз, когда человек - клиент, зритель - оказывается в центре ситуации, он так или иначе отвечает на вопрос, кто он и зачем пришел. Он рассказывает свою историю - о чем он думает, что он чувствует, что его мучает. Для психолога - это клиент с анамнезом, для нас - это герой со своей историей. Всё прямо по букварю ВГИКа. Герой и история - это два первых параметра наличия драматургии. Третий параметр драматургии и психологии - это очень эмоционально заряженная история, в ней много чувства, переживаний. Четвертый - эта история всегда имеет отношение к зрителю. Говорит ли он о бедах своего детства, или о чувствах, которых уже не чувствует, о боли - это всегда имеет отношение к зрителю.

- То есть, зритель может идентифицироваться с героем и через просмотр получить доступ и к своим глубинным внутренним конфликтам?

- Да. Пятый параметр, крайне важный: человек, попадая в психологическую ситуацию, встает перед выбором, ему приходится посмотреть на свою ситуацию с разных точек зрения. Для нас эта ситуация схожа с моментом, когда в кино Шварценеггер собирается спасти мир. То есть, это герой перед максимальной ситуацией. Для человека, который решился открыто поговорить со своей мамой, которая внутри него, это столь же экстремальная ситуация, что и у Шварценеггера, а может, и покруче. И мы никогда не знаем результата. Конечно, мы пытаемся отследить, что с героями происходит дальше. Сняли, например, послесловие «Круга доверия», чтобы узнать, что стало с героями через год и как группа повлияла на их жизнь. В какой-то степени это можно отследить, но процесс психологической трансформации часто затягивается на годы.

- Что происходит с операторами и другими техническими сотрудниками, которым волей-неволей приходится присутствовать на очень непростых процессах? Ведь их положение в корне отличается от участников, для которых идти на тренинг - это выбор и осознанное решение. Думаю, это непросто выдерживать.

- Вот это, наверное, единственный морально-этический момент, о котором мы заботимся, не зная, как это делать - признаю это. Потому что психологи идут на это открыто, опираясь на свою профессию, и участники идут на это осознанно. Творческая группа идет на это, понимая, зачем они это делают, разделяя ценности канала. Технический же персонал не всегда понимает, что они будут снимать. Они оказываются втянутыми в процесс. И, слава богу, часть из этих людей обладает здоровым цинизмом - люди просто остаются холодны и не участвуют в происходящем. Эта психологическая защита обеспечивает некоторую безопасность в морально-этическом плане. Но часть операторы, звукорежиссеры неожиданно для себя оказываются втянутыми в процесс, и нам о них приходится заботиться больше всего. Они лишены нашей моральной поддержки, потому что мы не профессионалы, они лишены поддержки психологов, потому что они - не клиенты. Бывает, что некоторые операторы плачут на съемках, просто потому, что они живые, у них есть те же проблемы, они тоже открывают в себе нечто новое и сталкиваются со страхом. Некоторые кстати, потом становятся клиентами тех практик, в которых участвуют.

Хотя, возможно, продюсерам сложнее, чем даже операторам и звукооператорам. Режиссеры и продюсеры - это те люди, которые работают собственными чувствами, и это очень близко к тому, что происходит на площадке. Я сам в такой же ситуации, ведь для того чтобы снять тренинг, мне надо его отсмотреть. Я лично перегружен. Человек не может проходить по тренингу в месяц, это слишком большая нагрузка. Но работа обязывает меня к этому. Я тоже втянут в процесс и не имею возможности получить поддержку психолога, потому что я не клиент.

- Возможно, вам стоит стать постоянным клиентом психоаналитика.

- Слава богу, техники есть разные и одна другую дополняет, и даже мантры Девы Премал - это вполне себе релаксационная традиция. Или випассана, я прошел ее тоже. И, слава богу, ударные техники могут быть дополнены практиками молчания, тихой, аккуратной работой с собой. И когда благодаря профессии и работе канала начинаешь более-менее ориентироваться в этом, то даже с такими сложными ситуациями получается справляться. Я надеюсь, что и зритель получает разносторонний взгляд на предмет и, возможно, что-то открывает для себя.

- Я сейчас подумала, что читая русскую классическую литературу, мы переживаем те же чувства, что и зрители ваших программ. Весь Достоевский - это такой тренинг, что мало не покажется. И читатель тоже идентифицируется с героями, как ваш зритель с героями программ, и тоже переживает напряжение, катарсис и разрядку вместе с ними.

- Мое персональное мнение, что все значимые вещи имеют отношение к одному и тому же месту. Хоть литература, хоть мантры, хоть психоанализ. И, слава Богу, телевидение - не только машинерия. Слава Богу, мы имеем хоть какое-то отношение к тому же самому месту - назовите это душой или как-то иначе. Достоевский это, или медитация, или цигун, или настоящий разговор.

- Как нам смотреть канал в Украине? Или только в интернете?

- В сети интернет телеканал «Психология21» не транслируется. То, что выложено там - только анонсы и ознакомительные материалы, канал намного больше. В Украине у нас есть официальный дистрибьютор, который занимается распространением нашего канала, и насколько я знаю, прилагаются все усилия, чтобы наши каналы входили в максимально большое количество кабельных сетей. НТВ+ сейчас начинает нашу трансляцию, теперь нас можно будет смотреть и на спутнике. Но в основном мы, конечно, канал кабельный. А в Украине особая, непростая ситуация с кабельным вещанием, сложнее, чем везде.

Если в кабельной сети, куда человек подключен, нет нашего канала, то надо искать другой пакет, или смотреть нас через спутник. Часто зрители обращаются к владельцам сетей, что они хотят получать наш канал, и любая кабельная сеть имеет стопроцентную возможность включить нас в свою сеть. Мы лояльны в ценовой политике, и если кабельный канал принимает решение иметь «Психологию21» в своем пакете - мы там будем. Но канал «Психология21» очень необычный, он не общедоступен по своему содержанию, непрост для восприятия. Это и наша гордость, и сложность. До нас такого на телевидении не было.

И нам приятно, что и большие каналы - не знаю, есть ли в этом наше влияние, у них своя модель развития - начинают производить передачи на ту же тему. Тот же «Контекст» с Герасичевым на Первом канале - это был настоящий поступок Саиды Медведевой! Мне жаль, что программа не пошла и вышел только один выпуск, но она была превосходного качества. И Эдуард Сагалаев делает раз за разом такие поступки, и каналы идут на это: на Первом канале вышла его «Кумбхамела. Ярмарка Бессмертия». А руководство канала ТНТ, который ориентируется на молодежную аудиторию, показывает «Дом-2» и остальные «любимые» программы, - нашло возможным показать серию фильмов «Мистические путешествия с Эдуардом Сагалаевым» о холотропном дыхании, о практиках смерти и о других очень серьезных вещах, честь им и хвала. Я хочу надеяться, что их будет больше. Канал «Психология21» является некой стартовой площадкой для того, чтобы ощутить в руках этот материал, почувствовать тему и наработать способы и возможности делать такие программы, но уже не с позиции тематического телевидения с очень ограниченным бюджетом, а на очень приличном уровне охвата аудитории. Я очень горжусь коллегами, которые, не имея достаточного инструментария и бюджета, отказавшись от дорогих ведущих и золотых декораций, остаются сконцентрированными на главном - а это человек, где бы и каким бы он ни был.


Опубликовано: на сайте Юго-Восточного Института Психоанализа
и в журнале "Телекритика"
Tags: Группы и тренинги, Профессия психотерапевт, ТВ и радио
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments