Nina Rubshtein (rubstein) wrote,
Nina Rubshtein
rubstein

Categories:

Люди считают себя гораздо менее ценными и нужными, чем они есть на самом деле

Оригинал взят у ulitza в Люди считают себя гораздо менее ценными и нужными, чем они есть на самом деле
Это предпоследний текст большой серии моих бесед с подругами, который я придумала делать еще зимой. Я их медленно обрабатываю, остался этот и еще один, от Туси Ким, где она меня расспрашивает про книги. 
А здесь Настя Овсянникова говорит со мной о психотерапии. 



- Расскажи о своей эволюции в качестве психолога? Имеет ли эта профессия какие-то подстраховки, все-таки работа идет с людьми? 
- Эта профессия, если к ней относиться правильно, имеет множество подстраховок. Во-первых, супервизия, которую я прохожу у Инны Юрьевны Хамитовой, это известный и очень опытный психотерапевт. На супервизии мы разбираем особо сложные случаи из практики. Вторая подстраховка – личная психотерапия, уже про мои собственные дела и проблемы, не буду называть имя терапевта, тоже абсолютный мастодонт профессии. То и другое помогает и разгружает.  Ну и вообще, мне сказочно повезло с учителями. 
Вся моя эволюция сейчас крутится вокруг одного и того же стержня, который Инна Юрьевна называет «не нужно никого просветлять насильно». «Сейчас я вас просветлю» - это ошибка многих начинающих психологов, и я ее тоже не избежала. Например, в самом начале моей практики ко мне пришла пара, в которой было абсолютное табу на агрессию друг к другу. А ведь прочные отношения – не те, где не ссорятся, а те, где выдерживают друг друга и в неприятных эмоциях тоже. И я сижу, довольная такая, что выслушала их и все про них поняла, и на первом же сеансе говорю: «Да понятно, что с вами. Смотрите, вы же друг друга иногда даже ненавидите; нужно просто научиться об этом говорить!».
Они дико на меня взглянули и убежали. И больше не пришли. Потому что я их «просветлила насильно». И, главное, преждевременно! Естественно, в процессе терапии они бы к этому постепенно дошли, поняли бы, что на самом деле время от времени злиться друг на друга, испытывать агрессию – нормально. А когда психотерапия происходит правильно, клиенту обычно и не надо ничего про него рассказывать – он сам все знает, нужны только силы, чтобы это принять и справиться. 
- Случалось ли заметить в потоке клиентов какие-то закономерности или тенденции, которые тебя, может быть, удивляли, а может быть, просто обращали на себя внимание?


-  Я поняла, что люди считают себя гораздо менее любимыми и ценными, чем они есть на самом деле. Как будто мы заранее настроены: все, что происходит, происходит потому, что нас не любят. Хотя на самом деле могут быть сотни других причин. Иными словами, люди лишают себя многих отношений, потому что боятся, что их не примут и отвергнут. Это повсеместно. Боятся проявлять инициативу, говорить о своих чувствах. Боятся даже осознавать эти чувства. А на самом деле наши отношения с людьми прочнее, чем мы привыкли думать, и относятся к нам люди чаще всего лучше, чем нам кажется. 
И вот эти испуганные люди молча забиваются в уголок и там сидят. А что в таком случае думают окружающие? 
- Да, это известная история: крайне застенчивые люди часто производят впечатление высокомерных.
- Да, окружающие могут подумать: ой, наверное он страшно крут, ему с нами скучно, даже трогать не будем, а то вдруг пошлет. И вот люди, которые могли бы обрести близкого человека, боятся друг к другу подойти. В психотерапии можно научиться тому, что тебя принимают, не обижают, ты в безопасности. И тогда качество отношений с миром и людьми меняется. 
- Ты училась, читала книги, общаешься с коллегами, представляешь себе какие-то общепринятые в этой среде взгляды, установки и представления. Есть ли среди них такие, которые кажутся тебе ошибочными, с которыми ты не согласна?
- Нет.  Все взгляды, установки и представления в этой профессии созданы практическим опытом и написаны если не кровью, то горькими ошибками терапевтов. Например, запрет на двойные отношения в профессии и прочие ограничения. 
Двойные отношения – это когда терапевта и клиента в процессе терапии по инициативе одного из них начинают связывать еще какие-то отношения, например, деловые или дружеские. Кончается это все тем, что для клиента психологически аннулируется результат работы, а терапевт запросто может быть подвергнут обвинениям со стороны клиента, или преследованиям со стороны клиента, и уж точно его можно обвинить в нарушении профессиональной этики. 
Профессия накладывает и другие ограничения. Терапевт не может принимать от клиента или оказывать клиенту иные услуги, кроме оговоренных в устном контракте. А недавно я отказалась от славного и интересного путешествия, так как в группе участников был мой бывший клиент, чья терапия была окончена совсем недавно. Это нельзя и все. Иначе будет испорчен отдых и у клиента, и у терапевта и аннулирована та польза, которую, может быть, терапевт смог принести клиенту в ходе работы. Я ревела полночи как школьница, которую не пустили на дискотеку и злилась на профессию, которая так жестко тебя ограничивает порой, но это мой выбор. 
Я намеренно обошла тему любовных отношений между клиентом и терапевтом, потому что не знаю ни одной такой живой истории именно про любовь, знаю две про соблазнение, и обе закончились плохо, страшным чувством вины терапевта в одном случае, с которым он годами потом разбирался, и страшной травмой предательства для клиента в другом случае. 
В общем, вот еще и для страховки от этого всего психолог проходит супервизию и свою терапию тоже. 
- Ты упомянула, что люди массово боятся, что окружающие их не любят и не примут. А есть еще что-то, чего люди массово не знают про себя или про мир, когда клиент думает, что он один на всем свете с этой проблемой, а на самом деле с ней каждый второй?
-  Мы массово не знаем, что другие тоже боятся. Мы все – маленькие дети. Для того, чтобы спокойно относиться к тому, что нас могут и отвергнуть, и не принять, что это нормально, переживаемо для взрослого человека, нужно быть очень осознанным. В частности, осознавать, что в распоряжении взрослого человека другие ресурсы, нежели у маленького ребенка, у него есть опыт, есть поддержка окружающих, есть навык самоподдержки. И что чье-то отвержение и нелюбовь не делает тебя автоматически плохим. Не делает! И вот это трудно понять. А еще трудно понять, как больно ты можешь ранить другого человека. 
- Что ошибочно ждут от психотерапии, чего она не может дать?
От психотерапии часто ждут волшебной фразы или волшебной кнопки. Например, ко мне приходит мужчина, которого в связи с разными событиями его жизни переполняет агрессия. Мужчинам труднее, чем женщинам, регулировать агрессию, так как ими рулит тестостерон, и, в связи с этим, навыки саморегуляции им особенно необходимы. Я ему говорю: «Человечество придумало три способа распорядиться своей энергией без смертоубийства. Это секс, спорт и наркотики. Могу порекомендовать пойти побить боксерскую грушу». И у него вытягивается лицо: «Так просто?». Да, так просто. Ты знаешь, наверное, из всех моих мужчин-клиентов сделал это только один. Он недавно позвонил и рассказал, как изумительно это помогло, его агрессия канализировалась и все внутри разгладилось. 
Хотят волшебной кнопки, а при этом ее нет и не будет. На терапии бывают инсайты, озарения, но редко. Чаще всего это кропотливая работа клиента над своими собственными изменениями, трудная, но не скучная. Обычно изменения идут в несколько этапов, и на каждом этапе процесс из бессознательного статуса самим же клиентом переводится в сознательный. Когда входишь во вкус этой внутренней собственной работы, тут-то и начинается самое интересное, а терапевт при этом поддерживает вас и аплодирует этому вашему труду. 
- А есть самый простой способ быстро изменить что-то, чтобы было проще общаться? 
- Мой любимый пример: «я прихожу к психотерапевту, плачу сто евро и говорю: меня девушки не любят, в чем дело? А он мне говорит спустя тысячу евро и три месяца: «может быть, если улыбаться, хотя бы иногда, девушки будут улыбаться в ответ?» Я че, в натуре, такие бабки плачу, чтобы он мне сказал- улыбайся, мудак?»  И мне ничего не оставалось, как осторожно сказать примерно следующее: улыбка – это самый простой способ показать, что вы открыты для общения. Гораздо проще, чем дорогой джип с хмурыми бровями за рулем, куда почему-то отказываются садиться девушки. 
Вообще, в старости – я имею в виду, в настоящей, глубокой старости, в 85 лет, когда все лицо и тело будут в морщинах, что останется? Только улыбка и выражение глаз. Если глаза не будут светиться, ты будешь некрасивой – или некрасивым, мужчин это тоже касается.
Улыбка – простое бесплатное средство не только сделать себя красивым, но и сказать другому: «Не бойся».
- Вот это «так просто» - что про мужика с грушей, что про улыбку. 
- Когда платишь за терапию немалые деньги, тебе кажется, что психолог обладает сакральными знаниями. Ждешь совета пойти в полночь в тайный переулок, обернуться вокруг себя три раза, дунуть-плюнуть, и все получится.
Но терапия штука зачастую нудная и зачастую неприятная. Когда меня спрашивают, что делать, чтобы что-то в своем поведении изменить, я рассказываю про четыре эатапа изменений, первый из которых - наблюдение за собой. Если вы тридцать лет привыкли вести себя одним способом, нельзя ожидать, что за несколько сеансов терапии вы этот способ отбросите и освоите новый. Вам это просто не дадут сделать ваши психологические защиты. Поэтому в терапии устаревшие для вас защиты мягко, при поддержке терапевта могут "пасть", освободив вам место для новых реакций на окружающий мир, реакций, которые вам когда-то казались недостижимыми, или опасными, или бессмысленными.  

Учишься осваивать много разных способов взаимодействия с миров, а не только один, привычный. 

И есть вещи, которые снимаются, например, через тело. Иногда это самый короткий путь, он физиологичен: поколотив грушу, выходишь из зала с таким выплеском эндорфинов, что твои проблемы уже не кажутся нерешаемыми, ты получаешь силы. Тело – великая вещь, оно не зря нам дано, но почти никто не умеет этим ресурсом пользоваться. 
Я сама долго не умела это делать и не считала нужным. Моя бабушка говорила: «Не сиди без дела, грустно – пойди уберись». Господи, бабушка, какая уборка, когда у меня тут тонкие душевные переживания! А вот нет, занялась спортом и поняла: работает.
Улыбка это тоже прекрасно, но на психотерапию зачастую приходят люди без внутренних ресурсов, в депрессии, в острых состояниях. Тут не до улыбки. Терапия помогает им обрести силы. 
- А теперь про изнанку бабушкиных (не твоей, а нашей коллективной символической бабушки) мудростей. Какие «правила жизни», расхожие установки, на твой взгляд, сильнее всего вредят людям?
- Это огромная тема. Мы как раз недавно по сексологии это проходили, просто выписывали доставшиеся нам в наследство общественные стереотипы. Например: обнаженное женское тело привлекательнее мужского. Или: мужчина может покупать секс, а женщина нет. Или: мужчинам секс нужен больше, чем женщинам. А уж любимое нашими девушками послевоенное убеждение образца 1957 года: «Мужчин нет!» Или, образца 1918 года: «Кому я нужна после тридцати». Или, образца 1861 года: «Я вошел - нишкни, подай на стол, замолчи, робей».  
И еще, уже не про гендерные дела. Это и вовсе тема для толстой книги, и не одной. Межпоколенческая травма. У нашей страны в анамнезе – сто лет насилия. Мы с тобой, может быть, последнее или предпоследнее поколение, у которого еще сохранились установки на физическое выживание: не высовывайся, не перечь. Если ты заметен – встал из окопа или написал антиправительственную статью – тебя, скорее всего, расстреляют. Но установка на выживание означает узость и немногочисленность дорожек к счастью. В лучшем случае; в худшем счастьем и не пахнет. Так вот, когда осознаешь, что выживать больше не нужно, а можно жить, то дорожек к счастью становится очень много. 
Для большинства наших женщин есть только один способ женского счастья: замуж. Даже способ и не счастья, а стабильности, благополучия. 
Но как только почва под ногами появляется, стереотипы и жесткие правила начинают вредить. Спрашиваешь, зачем, а они и сами не знают. «Так принято, так у всех»… Осознание стереотипов чрезвычайно полезно, оно дает свободу.
- Тебе комфортно в этой профессии? Не надоедает?
- Комфортно в ней быть не может, она тяжелая. Захватывающе, интересно, изматывающе - да. Она совершенно бездонная. Учишься всю жизнь. Не дай Бог подумать, что ты наконец-то все понял. Моментально ткнешься носом в какое-нибудь дерьмо. Профессия коварная, она подталкивает к тому, чтобы почувствовать себя очень значительным. И обламывает моментально: ты не Господь, и силы твои предельны. 
- Что ты делаешь с профессиональным выгоранием, помимо супервизии?
- Делаю то, чему нас когда-то учил наш профессор. Чередую отдых и работу, отдыхаю до того, как устала. Не всегда получается, но я стараюсь. Часто езжу в отпуск, хотя бы на три дня. Занимаюсь спортом. У меня хобби, которые увлекают и радуют, - те же фотография, кулинария, путешествия, тексты. По большому счету от выгорания средство одно: наполнять другие сегменты жизни. Терапевту хорошо бы иметь нормально построенные отношения с близкими, детьми, друзьями и родственниками. Уметь опираться не только на собственные силы, но и поддержку других, лично мне этому пришлось специально учиться. Умение сказать «нет» вовремя, в том числе и работе, и потоку клиентов. Умение быть спонтанной и говорить «да». Давать и получать много-много обратной связи в отношениях с близкими людьми. Это все непросто и к этому приходится идти совершенно осознанными усилиями. Но это достаточно наполняет мою жизнь.

- Какую роль играет Живой Журнал сейчас в твоей жизни? 
 
- Как и прежде, очень большую. Но я только в конце прошлого года поняла, что на Живой Журнал у меня не так много сил, как раньше. Потому что я, наверное, один из последних мультитысячников, отвечающий на комментарии. Сейчас уже мало кто отвечает. А при моей профессии, и так требующей вовлеченности, вовлекаться еще туда… И я это дело почти прекратила. Выбор простой: либо так, либо вовсе закрывать блог. Боюсь, моим читателям придется с этим смириться. Но я люблю свой Живой Журнал, это источник буквально всего хорошего в моей жизни, уважаю своих читателей и у меня потихоньку появляются силы, чтобы снова начать интенсивно туда писать. 



Tags: Как происходит психотерапия, Профессия психотерапевт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments