?

Log in

No account? Create an account
 
Nina Rubshtein
Путешествие в Шри-Ланку и мой рассказ о том, почему хвастовство оказывается не полезным.



 
 
 
 
 
 
Nina Rubshtein
21 February 2019 @ 02:50 pm



Tags:
 
 
Nina Rubshtein
19 February 2019 @ 10:09 am
Новый номер журнала "Навика" с моей статьей о разных типах лидерства можно скачать здесь в течении 7 дней https://yadi.sk/i/nIkT-cGTxOy7hQ
 
 
Nina Rubshtein

"Сны, знаки и символы" 3-недельный курс по извлечению пользы из бессознательного http://rubstein.org/dreams

 
 
Nina Rubshtein

Сны, знаки и символы http://rubstein.org/dreams

 
 
 
 
 
Nina Rubshtein

Друзья, поздравляю вас с Днем всех влюбленных! Любите и будьте любимы ❤️ Пусть в вашем доме царит взаимопонимание и гармония!

А как всего этого достичь, я рассказываю на курсе "Школа супружеских отношений".
В честь праздника я решила дать вам 60% скидку на курс, который помог уже многим людям.
СЕЙЧАС его можно получить с максимальной скидкой всего за 7 900 руб (вместо 19 900 руб)
Получить курс "Школа супружеских отношений" с максимальной скидкой здесь http://rubstein.justclick.ru/order/S_KURS_Shkola_Suprujeskih_Otnosheni_FULL
Я сама прошла через многое: конфликты, разочарования, расставания и новые встречи. Благодаря тем знаниям, которые мне дали мои учителя по семейной терапии, я научилась быть счастливой в отношениях сама и обучила этому множество мужчин и женщин.
Мой курс поможет вам:
Выявить и разобрать причины проблем в отношениях для дальнейшего их устранения
Научиться предотвращать и разрешать конфликты в семейных отношениях
Осознанно управлять отношениями, а не плыть по течению
Расставить приоритеты в отношениях и обозначить цели их развития
Предотвратить возможность измен, наладив полноценные сексуальные отношения с мужем
Создать благоприятные условия в семье для достижения карьерных успехов мужчины, выйти на новый уровень обеспеченной жизни
Перенастроить себя и мужа на создание крепких доверительных отношений
Воспитать своих детей в полноценной счастливой семье и обеспечить им перспективное будущее
Пройдя курс, вы обретете четкое понимание:
Как и с кем дальше строить свои отношения
Как не допустить измен в отношениях и обрести полный контроль над ситуацией
Как правильно разрешить конфликты и не допустить их в будущем
Как восстановить отношения, когда вам кажется, что они уже исчерпали себя
Как следует или не следует вести себя в отношениях
Как отследить свои привычки в отношениях и скорректировать свое поведение
Программа курса состоит из трех частей, в которых вы узнаете:
1. Что нужно знать в начале отношений (очень многие проблемы и кризисы в паре случаются именно потому, что в самом начале были допущены ошибки, и их теперь нужно исправлять).
2. Как разрешать семейные кризисы, выходить из тупиков и противоречий, через которые проходят все пары.
3. Как сохранить отношения или как расстаться с человеком (в занятиях этого курса содержатся ответы на вопросы о том, как заканчивать тот или иной этап отношений, если он все время приводит в тупик).
Получить курс "Школа супружеских отношений" с максимальной скидкой за 7 900руб (вместо 19 900руб) здесь http://rubstein.justclick.ru/order/S_KURS_Shkola_Suprujeskih_Otnosheni_FULL
 
 
Nina Rubshtein
Ко дню Святого Валентина делюсь волшебными секретами )




 
 
 
 
 
Nina Rubshtein


Он-лайн курс "Новая жизнь 2.0", старт 15 марта http://rubstein.org/newlife2

 
 
Nina Rubshtein
Как я уже писала в предыдущих текстах, человека с ПТСР все время догоняет.
Что угодно может стать поводом для ретравматизации и погружения в травму. Если ваша травма, например, связана с падением самолета, то – рев турбин, например. Если с насилием – то резкий крик, ругань, темный подвал, недружелюбные люди в незнакомом месте, отсутствие ориентиров. Если пострадал ребенок – то детский плач. Если вы потеряли все или вам угрожали расправой в лихие 90-е, то любой наезд завистливого соседа с угрозами может втолкнуть вас в тоннель другой реальности. Травматические триггеры. Это только часть примеров, может быть, повторюсь, что угодно.

Это так и переживается – как тоннель. Окружающие вас обстоятельства как будто теряют краски, мир приобретает сероватый цвет, вкус и запах, периферическое зрение перестает работать, вы не можете сосредоточиться ни на чем, что находится более, чем в 30 сантиметрах от вас – вы целиком уходите внутрь себя, в свой кошмар.
Даже если вокруг любящие люди, вы их не замечаете или реагируете на их присутствие как на сон или даже помеху.

Read more...Collapse )

 
 
Nina Rubshtein

Во времена моей учебы разбирали как-то раз, почему ПТСР (пост-травматическое стрессовое расстройство) завладевает человеком и мучит его многие годы, и большинство - до конца жизни. Где у него кнопка?
Известно ли вам, что ПТСР долгое время считалось самым сложным, почти неизлечимым расстройством психически здоровых людей? А вот.
Не знаю, как сейчас, поскольку ныне я далеко от лечебных сообществ, может и сдвинулось.
Так вот.

Естественно, разбирали мы это на учебе через призму гештальт-подхода, а именно через пресловутый цикл опыта.
Что такое этот цикл опыта?
Это, по мнению гештальтистов, путь, который мы проходим, встречаясь с новым опытом и усваивая его.
На этом пути есть условно четыре важных этапа, которые по простому можно назвать рождение (инициация) опыта, взаимодействие человека с окружающим миром в процессе опыта, наполнение опытом и переваривание опыта, приводящее к росту и развитию личности.

Травматические события - это такие события, которые по объему и интенсивности нового опыта настолько сильно превышают обычный рядовой опыт человека и текущие ресурсы человека для того, чтобы пройти по этому самому циклу опыта, что в процессе переваривания опыта человек сталкивается с проблемой его переварить: это, знаете ли, как слона. Уж слишком он интенсивный: не справляется психика с таким куском. И в этой самой психике для того, чтобы как-то справиться с проблемой переварить этот опыт, происходят занятные процессы.
Read more...Collapse )
 
 
 
 
 
Nina Rubshtein
В этом видео я рассказываю, насколько я компетентна.




 
 
 
Nina Rubshtein
29 January 2019 @ 01:58 pm
Тему, которую я здесь хочу открыть, я условно называю "отцы и дети", но подразумеваю здесь не разные поколения, и не статусы, а уровень развития системных навыков восприятия и мышления.

Почему психологический юноша часто чувствует себя не понятым и недооцененным психологическим взрослым? Это часто случается между учителями и учениками, начальниками и подчиненными, и, конечно, родителями и детьми.

Основное противоречие здесь между способом восприятия мира и взаимодействия с миром.
Если у юноши основное направление мышления идет, скорее, в одну сторону (на углубление понимания чего бы то ни было) и он склонен терять лес за тремя соснами, упираясь в детализирование и конструирование совершенной модели, то взрослый вертит головой на 360 градусов, связывая между собой большое количество деталей фона в единую систему.

Дело в том, что основная задача психологического юноши - это развитие интеллекта, то есть, умения оперерировать данными в принципе, и очень часто, увлекшись этой гимнастикой, юноша уходит в теоретическое конструирование, оторванное от реальной жизни.

Учитывая, что в его картине мира преобладают идеалистические потребности (навести генеральный порядок на планете, мирумир, великое будущее, торжество науки и любви) и не достаточно жизненного опыта, чтобы понимать, насколько на данный момент эти идеи утопичны, и насколько более прагматично возделывать, пусть не передовой, но локальный и реалистичный кусок мира, юноша в своих размышлениях уходит в пространство неприменимых на данный момент идей.
Безусловно, эти идеи очень развивают и самого человека, и других людей, иногда являясь почвой для научных прорывов и открытий, однако, без взаимодействия с прагматичными задачами сегодняшнего дня, они являются полностью нежизнеспособными.

Способ восприятия взрослого - полевое считывание и связывание феноменов в единую систему - основано на его юношеском опыте, когда многкратно попав в ловушку интеллекта и не сумев решить прагматичную задачу, он пришел к тому, что задачи решаются не интеллектом, а глубокой включенностью в контекст: карта местности не то же самое, что местность.

Опытный взрослый (я имею ввиду, психологическое взросление, а не по паспорту), встречаясь с юношеским максимализмом и идеализмом, легко просчитывает, какие из предьявляемых юношей идей могут или не могут быть реализованы и по каким причинам, поскольку сразу же соотносит идею с контекстом. Это то, почему ваш начальник, например, может не отнестись всерьез к вашей великой идее: она не прагматична и не учитывает контекста.
Под контекстом подразумеваются все текущие условия, в которых задача должна быть реализована, включая наличие и качество ресурсов всех видов, культурный, исторический, географический, социальный, политический и прочий контекст здесь-и-сейчас.

Проблема не в том, что между ними нет взаимопонимания, а в том, хочет ли юноша слышать, доверять опыту взрослого и учиться, и умеет ли взрослый показать этот самый контекст и поддержать рациональную часть идеи юноши.
 
 
Nina Rubshtein
На одно из ключевых качеств, которое обуславливает популярность моих текстов (понятность, доступность и узнаваемость), повлияли мои учителя трижды.

Нифонт* обучал нас объяснять психологические процессы и механизмы с минимальным использованием терминов, чтобы за жонглированием терминами студенты, во-первых, не теряли смысла говоримого, а, во-вторых, максимально предметно, благодаря конкретным феноменам и фактам, строили коммуникацию друг с другом и с будущими клиентами. Это то, что очень нравилось всем, кто у него учился - говорить человеческим языком.

Понятно, что многие явления проще обозвать каким-то термином, однако, если вы начинаете разговаривать терминами, вы теряете связь с не-специалистами, с просто людьми, становитесь "специалистом в себе", причем, нет никакой гарантии, что когда вы общаетесь с такими же, как вы сами, что под одним и тем же термином каждый из вас подразумевает одну и ту же феноменологию и фактологию. Очень часто можно видеть, как психологи говорят друг с другом терминами, якобы, понимая друг друга, а потом выясняется, что имеют ввиду они разные факты и феномены.
Если говорить языком гештальтистов, они, скорее, говорят интроектами (установками), чем имеют ввиду реальный опыт.

Естественно, что в попытке переложить профессиональные толкования на человеческий язык, я теряю процентов тридцать от точности, мне приходится сильно упрощать сложные механизмы и кое-где подавать картину более гротескной или категоричной, чем она есть в реальности. Кроме того, выбрав переход целиком в популярный жанр и в коучинг по развитию навыков, я частично утратила ориентацию в профессиональной терминологии, поскольку не использую ее уже пять лет. До совершенства в этом смысле мне как до луны. Но если ставить вопрос о том, что для меня важнее - углубить читателя в специализированное знание или расширить его понимание реальности, то у меня на первом месте расширение, а не углубление. Про это я отдельный текст сейчас думаю, напишу.

Второй раз меня сподвигли изъясняться еще проще покойный Тодд Берли и ныне здравствующий уже известный многим российским гештальтистам Джей Левин, когда принимали у меня экзамен в ГАТЛе, порекомендовав мне оттачивать преподавательское мастерство через более простой перевод моего мышления на человеческий язык. Тренировал меня в этом Джей по скайпу, помогая мне уходить от терминологии и образов, и описывать все, что я думаю, через факты и действия.

В третий раз во время защиты диплома на сценарном факультете, мои учителя Елена Левина и Юрий Коротков порекомендовали мне писать для широкой аудитории, учиться переводить сложные образы в простые человеческие истории. И это дало мне толчок в развитии именно сетевого творчества. С кинотекстом у меня пока все очень медленно продвигается.

Многие специалисты не могут продвинуться в сети потому, что не могут через текст или видео встретиться с аудиторией, подавая ей то методы, то продукты, то самих себя, но не жизненную начинку, которая и является важной для того, чтобы через нее встретиться с людьми: простая человеческая душевная и фактическая жизнь.

Конечно, мои тексты чрезвычайно субьективны, написаны через мои личностные линзы со всеми, присущими мне лично искажениями, однако, других линз у меня нет, а на совершенные я не претендую.

А тех, кому важно узнать все детали влияния вашего текста и речи на формирование личного бренда специалиста - жду на марафоне в Телеграм 1-10 февраля. Кто еще не видел приглашения - смотрите на моем канале в Телеграм.

*Нифонт Борисович Долгополов, мой учитель, создатель и ректор МИГИП (Московского Института Гештальта и Психодрамы) 1996-2018, тренер высшей категории международных программ по гештальту, психодраме и организационному консультированию, ныне покойный. Год назад его не стало.
 
 
Nina Rubshtein
В этом видео волшебные зеленые горы, горячий источник и мой спич про роли и отсутствие ролей.




 
 
 
 
Nina Rubshtein
27 January 2019 @ 09:40 am
При встрече со смертью, так или иначе, прикасаешься к теме собственной смерти. В социуме эта тема сильно табуирована - не принято говорить о будущей смерти своей или близких. И одна из важнейших вещей, необходимых для того, чтобы стало легче жить, не смотря на неизбежность смерти - это мочь о ней говорить так же легко, как обо всех остальных вещах. С близкими и друзьями, с теми, с кем хочется об этом говорить.

Страх смерти больше всего свойственнен людям, которые живут не совсем свою жизнь: запрещают себе быть собой, отказываются от того, что им важно, "спускают свою жизнь в унитаз". Если вы живете действительно так, как вы хотите и делаете в своей жизни все, что для вас важно - вы не боитесь смерти просто уже потому, что у вас позади нет незавершенных дел, вам нечего терять.

Понятно, что смерть чаще всего связана с болезнями и тяжелыми состояниями, и этого невозможно не бояться, потому что страшна не сама смерть, а беспомощность и боль умирающего.
Именно поэтому не дожидайтесь, когда это случится:
- заботьтесь о своем здоровье так, чтобы не умирать в муках и не быть обузой для близких;
- начинайте делать в жизни все, что вам важно, чтобы, уходя, сказать вселенной "спасибо за офигенный трип!", а не "о боже, я не жил/а";
- разговаривайте о смерти с теми, с кем вам важно об этом говорить. Например, мы обсуждаем все, чего опасаемся и все, что считаем сделать важным до смерти, а так же, как нас провожать и что сделать уже сейчас, чтобы не мучиться и не мучить других. Это важно.

Самое трудное, конечно, это обсуждать - как мы будем жить друг без друга. Но и это важно. Принимая жизнь и смерть такими, каковы они есть, мы начинаем трезвее смотреть на то, что происходит в жизни прямо сейчас, а потому жить полнее, счастливее, дышать и любить полной грудью.
Read more...Collapse )

 
 
Nina Rubshtein
В 2018 году я как тренер и организатор набрала и провела 5 выездных программ в нашем тренинг-центре «Дом Сновидений» (Крым, Севастополь, мыс Фиолент) и провела их со 100% эффективностью: ни одного негативного отзыва, полная удовлетворенность участников, комфортная атмосфера и моя тренерская эффективность.

Коллеги, кто постоянно проводят выездные мероприятия, знают, что быть тренером и организатором в одном лице и набрать целых пять групп на разные темы с одним и тем же тренером в течении 5 месяцев и провести их с таким результатом – это подвиг.

Еще несколько лет назад выездные тренинги на курортах – это была одно из самых популярных и востребованных мероприятий в среде развивающих услуг, и большого труда для набора участников прилагать не надо было. Но с появлением и распространением он-лайн обучения и в условиях экономического кризиса для многих тренеров и организаторов эта задача стала неподъемной: группы по числу участников сократились в 3-4 раза, или вообще отменяются.

Однако, живые программы обладают рядом преимуществ по сравнению с он-лайн обучением, и для платежеспособной и высокомотивированной части населения они всегда останутся в приоритете.
Что это за преимущества:
Read more...Collapse )

Очень рекомендую к прочтению практикум Веры Земсковой по организации живых мероприятий - там вы найдете все необходимые детали и даже бланки договоров и чек-листы по организации живой программы.

Мы рады видеть вас в нашем «Доме Сновидений» и готовы предоставить консультативную поддержку по всем вопросам организации тренинга.
В настоящее время активно бронируются места на сезон 2019 года (апрель-октябрь), заявку на бронь можно подать на адрес domumorya@ya.ru

Ну, а тренеров и лидеров я жду на моей живой лидерской программе 2019.



 
 
Nina Rubshtein


http://rubstein.com/brend 10-ДНЕВНЫЙ МАРАФОН ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ "Создание личного бренда" 1-10 февраля в Телеграм

 
 
Nina Rubshtein
24 January 2019 @ 05:03 pm


Расписание всех предстоящих программ http://skillup.ru/raspisanie-zhivyh-vebinarov-niny-rubshtejn/

Tags:
 
 
 
Nina Rubshtein
23 January 2019 @ 08:58 pm





Tags:
 
 
 
Nina Rubshtein
19 January 2019 @ 07:54 pm



 
 
 
Nina Rubshtein

Новый номер журнала "Навика" с моей статьей "Как делить власть над проектом" в течении 7 дней можно скачать по этой ссылке
https://yadi.sk/i/KaWIyfU-zaircw
 
 
 
Nina Rubshtein
17 January 2019 @ 08:45 am


Он-лайн курс "Как создать удаленную команду" пройдет в июле 2019
http://rubstein.org/onlinteam1

 
 
Nina Rubshtein
13 January 2019 @ 09:32 am
Некоторые люди, сколько бы не работали над собой или не ходили на терапию, неизменно остаются в процессе поиска виноватых, заваливаясь время от времени то в одну крайность, то в другую: "я смертельно виноват, поэтому я досотин сильнейшего наказания (смерти)", или "ты смертельно виноват, такой, как ты есть, ты не имеешь права на существование".

Обычно, такие люди обращаются на прием по нескольким показаниям:
- невозможность построить долгосрочные отношения с людьми
- психосоматика, в том числе онкологическая, аутоимунные заболевания
- аффективные расстройства личности
- суицидальные попытки
- наркомания и алкоголизм

Некоторые из них, не смотря на тяжесть своего страдания, могут достичь больших успехов в самых разных делах, но ценой постоянного риска оказаться снова в одной из этих двух ям, потому что каждый шаг вперед связан с встречей с собственным несовершенством, то есть, с возможностью снова оказаться не достаточно хорошим, смертельно виноватым или встретиться с сильнейшим отвержением.

Процесс перехода из одной крайности в другую является таким вечным двигателем, где одна крайность неизменно стимулирует другую: "если я ошибаюсь, я ничтожество, никто не имеет права так ошибаться, все люди, которые совершают ошибки, должны быть изменены или уничтожены (хотя бы морально), и я сейчас вам расскажу как, ...ой, блядь, я ошибся, я ничтожество, я должен выработать систему, как не ошибаться, и эту систему должны принять все вокруг меня, чтобы никто так не ошибался, как я, и сейчас я всем расскажу про эту правильную систему". Ну и так далее по кругу.

Почему обычный терапевтический процесс, связанный с безусловным принятием и поддержкой, не работает в этом случае? Потому что, если работа на поддержку и принятие не приносит результата, значит мы имеем дело не с простым нарциссическим нарушением, а с так называемой виной по рождению: "я виноват в том, что я родился", а не "я виноват в том, что я несовершенен".

Эту вину ребенок прихватывает от значимых взрослых, когда они, день за днем, говорят или ведут себя таким образом, чтобы дать понять ребенку, что он виноват в их страданиях. Например, мать, которой дается тяжело воспитание детей, говорит о том, что она всем пожертвовала ради детей, что она несчастна из-за того, что кого-то послушалась и родила, не сделала аборт. Или старший ребенок, на которого сложили все обязанности по воспитанию младших, в результате чего он было лишен собственной самореализации, счастья в личной жизни, вообще свободы в широком смысле слова, являясь служебным лицом для удовлетворения нужд своих родителей, и так и прожил с родителями всю жизнь, будучи этим слугой, и при этом испытывая вину перед родителями за то, что он не так хорош, как младший, а потому не оправдывает их ожиданий, и в результате, не заслуживает любви, о чем он проективно транслирует младшим "это вы не заслуживаете любви, вы не достаточно хороши для меня и родителей".

Особенность вины по рождению в том, что она передается по наследству из поколения в поколение. Так мать, обвиняющая своих детей в том, что они родились, сама была "плохим ребенком", выполняющим служебную роль для своих родителей, а те в свою очередь - разочарованием своих родителей, и так далее. Соответственно, дети продолжают транслировать это послание даже если не своим детям, то младшим членам семьи.

Выход из этого разрушительного паттерна достигается только при здоровой конфронтации этой вины.
Важно пояснить, что есть нездоровая конфронтация вины, которая не только ничего не меняет, но продолжает усугублять этот же процесс - возвращение вины: когда обвиненный обвиняет предков, что они сами виноваты, сами принимали решения, и сами пусть страдают. Это не исцеляет, вина по-прежнему остается в семейной системе и кочует во внутреннем процессе самого человека, перескакивая с объекта на объект, как горячая картошка.

При здоровой конфронтации вина утилизируется:
Никто из нас не виноват в том, что мы страдаем.
Я сострадаю тому, что тебе довелось пережить.
Лучшее, что я могу делать - это любить тебя так, как я умею.
Я не могу пожертвовать собой и своей жизнью, чтобы стать каналом для утилизации твоего гнева и разочарования, твоего страха и страдания. Потому что я достоин жизни на Земле и быть собой так же, как и ты.


 
 
Nina Rubshtein
Судя по комментам, мне не удалось донести одну мысль, так что я не поленюсь ее еще раз перессказать заново и поподробнее. Прежде всего, для студентов.

Сама по себе психотерапия не является плохим инструментом. Плохим является бездумное ее употребление без различения, кому она подходит, кому нет, концептуализация ее постулатов (когда какие-то относительные нормы выводятся, как непререкаемый закон, без права пересмотра или совершенствования), а так же неэтичность и двойные стандарты специалистов, которых плохо подготовили.

В силу совершенной юности психотерапии (примерно с 80-х годов прошлого века) на постсоветском пространстве, количество хорошо подготовленных специалистов очень невелико по сравнению с, например, западными странами, в которых она существует уже более ста лет. Поэтому косяков в профессиональном сообществе немеряно, хотя я знаю немало специалистов, самоотверженно трудящихся над совершенствованием и метода, и системы обучения, и отслеживания чистоты употребления метода.

Я сама поддерживаю коллегиальные отношения с разными специалистами в разных направлениях терапии для того, чтобы посоветоваться, направить клиента, который обратился ко мне с запросом или обсудить какую-то профессиональную ситуацию, в которой мне необходимы мозги, точки зрения и опыт других специалистов. С рядом специалистов я дружу, считаю их этичными и профессиональными и просто хорошими людьми. Большое количество моих учеников продолжают работать в разных направлениях психотерапии, и я так же поддерживаю с ними связь.

И именно поэтому мне глубоко не безразличны типичные и очень распространенные проблемы, связанные с профанацией метода, и именно это побуждает меня писать провокативные тексты, чтобы проблематизировать ситуацию, прежде всего, для самих специалистов.

Мои здравомыслящие коллеги, которых задевают мои тексты, говорят мне честно и прямо, что со мной в некоторых пунктах не согласны, но это никак не отменяет нашей дружбы и взаимопомощи.

Думаю, что на этом тема исчерпана, так что я возвращаюсь к своим обычным текстам для обычных людей.

 
 
Nina Rubshtein
Первым делом хочу сказать, поскольку многие спрашивают, являются ли эти заболевания приобретенными или врожденными. В настоящий момент ни одно исследование не дало точный ответ на эту тему. Вернее всего сказать, что предрасположенность к расщеплению личности передается генетически (так называемая подвижная психика) и укрепляется, если в семье есть люди с подвижной или расщепленной психикой, но может и не развиться в болезнь при определенном соотношении факторов.

Простыми словами, что значит "расщепление": это когда часть своих проявлений человек не осознает как свои.
Например, в самой мощной форме, при шизофрении или множественном расщеплении личности человек может не помнить своих действий, слов, поступков, состояний и любых других проявлений, переживая себя в одной части личности, а при переходе в другую, соответственно, не помнить предыдущую, причем каждая из "частей" отличается довольно заметно по характеру, потребностям, привычкам, манерам, моторно-двигательным проявлениям, мимике, осанке, походке, ддаже голос может отличаться. Бывает, что помнит, но не может отождествить с собой, то есть почувствовать "это я", скорее это будет воспоминанием о том, "в кого я превращаюсь".

В более мягком варианте, когда человек помнит и отождествляет с собой свои поступки, но не может принять за них ответственности, то есть признать, что действовал в связи с личными мотивами, потребностями и побуждениями, а склонен припысывать причины своего поведения внешним факторам или другим людям (я так поступаю, потому что ты меня не слышишь), и демонстрирует в социум одну часть, социально приемлемую, а социально осуждаемую проявляет только в контакте с другим, воспринимаемым как безопасным для таких реакций - это биполярное аффективное расстройство. Оно часто лежит в основе "плохого характера", как говорят о таких людях в социуме, а так же в основе домашнего насилия и различных химических зависимостей.

Насколько это излечимо - тоже частый вопрос. Сильно зависит от того, осознает ли такой человек, что такое поведение нуждается в коррекции и разрушительно для его социальных связей. Если ему удалось скомпенсироваться, проявляя в значимых отношениях социально-одобряемую часть, а полярную отреагировать в политических дебатах, на спортивной арене, на работе, то есть там, где для аффективного поведения есть социально невозбраняемые причины, то такой человек не излечим, поскольку у него нет мотивации для коррекции.


 
 
Nina Rubshtein
Основная претензия моя к принципам психотерапии, которые я называю устаревшими, заключается в том, что я спорю с идеями, о том, что:

1. "Клиент имеет право быть неэкологичным, а терапевт - нет". Это правда очень благая и сердобольная позиция по отношению к клиенту, но, на мой взгляд, она противоречит идее взросления и ответственности клиента.

Клиент не имеет права быть неэкологичным. Он может не уметь быть экологичным, но это не дает ему права таковым оставаться. Если вы хотите сбалансированных отношений с другими людьми и здоровой самореализации в мире, то вам придется научиться быть экологичными. Так же, как с младенчества мы приучаемся справлять нужду в специально отведенном для этого месте, так и общение с людьми, даже если это психотерапевт или врач, которым не привыкать к дерьму, вам придется научиться быть экологичными, и поэтому нормальное требование к клиенту/пациенту - это соблюдать гигиену как тела, так и поведения, а если не умеет - обучаться тому, как именно это делается. Именно поэтому я считаю педагогику более первичной и базовой, чем психотерапия. Ни о каком развитии саморефлексии и саморегуляции не может идти речи, если у человека нет ни стимула, ни задачи соблюдать гигиену отношений с терапевтом. Это должно быть ответственностью клиента.

Что касается того, имеет ли терапевт право быть неэкологичным - не имеет, согласна, так же, как и клиент, но так же он не застрахован от того, чтобы экологичность терять. В этом клиент и терапевт абсолютно равны.
Read more...Collapse )
 
 
 
Nina Rubshtein
11 January 2019 @ 08:35 pm
До меня часто долетают гневные тирады на тему, насколько больны я и Ольга Юрковская, в связи с нашими агрессивными резкими текстами, полными ядовитых слов, и что к нам как к психологам только дебил ("интернетный кролик", как мне сказали сегодня, простите мои дорогие читатели, что я транслирую вам, как вас обозвали) пойдет учиться.

Давайте разложим по полочкам. То, что мы больны на всю голову (Оля, прости за вольный стиль) - это точно. Мы больны свободой выражать себя в публичном пространстве так, как считаем нужным. Вот это стопудов. А вот почему мы считаем нужным выражаться резко и агрессивно - это уже вопрос отдельный.

Во-первых, агрессия в самовыражении бывает нескольких видов:
- аффективный выброс человека, который не в состоянии подобрать слова, и его бесит, что он не может добиться согласия от других людей со своими идеями, желаниями, требованиями;
- интеллектуализированный яд, завуалированный под заботу и доброжелательность, но вызванный намерением зацепить собеседника и продемонстрировать свое превосходство;
- намеренный эпатаж, обусловленный желанием вызвать максимальный резонанс.

Может, Оля бы добавила что-то еще от себя, но я вот занимаюсь третьим. Мне кажется, она тоже. И, судя по растущему количеству подписчиков, нам это удается все лучше и лучше. В настоящий момент суммарно по всем соцсетям у меня уже более 80 000 без покупки ботов и платного трафика, ибо я холодную аудиторию не люблю, потому что ей нужно каждый раз рассказывать все сначала и объяснять то, что я уже сто раз объясняла.

Безусловно, я очень цинична. Чистая правда. Излишняя юношеская наивность, благодаря большому количеству граблей, переродилась в едкий цинизм. Доктор Хаус - мой любимый персонаж, но мне до него далеко по искусству говорить прямо, я еще только учусь.
И я хорошо отношусь к собственной агрессии, ибо умею ею пользоваться по делу, а потому не подавляю ее, чтобы не навредить своему здоровью, а трансформирую в творческий процесс.

Перейдем к пункту второму, что к нам нельзя как к психологам. Конечно, к нам нельзя, как к психологам прийти на консультацию или на терапию, потому что мы не ведем психологических консультаций и психотерапии, мы обе ведем вебинары и он-лайн курсы, и ОЧЕНЬ РЕДКО - индивидуальный коучинг по маркетингу, продвижению и другим бизнес-задачам.
Именно потому, что мы не хотим вести психологическое консультирование и терапию, мы задрали цены повыше, чтобы не было соблазна обращаться. Всех, желающих получить психологические консультации, я отправляю к другим специалистам. Мне не интересно вести психологические консультации. Это слишком тяжелая для моей ранимой циничной души работа. А вот коучинг - это я с удовольствием, и делаю я это блестяще. Большинство клиентов просветлевают через 15 минут, остальные 35 сидят и думают, что бы еще такое спросить, поскольку вопросы уже кончились. Надо бы цену повысить.

Хорошие психологи так себя не ведут, как мы. Они стараются писать очень нейтральные по эмоциональности тексты, очень аккуратные, толерантные, и даже если они каких-то людей не любят, то в текстах демонстрируют чудеса благожелательности, потому что для них крайне важно создавать о себе благоприятное впечатление, никого не ранить, чтобы люди могли без опаски приходить к ним на прием, и вообще, у них другие ценности: они людей берегут, а мы тренируем.

Мы так не делаем, как они, потому что мы не психологи, мы агрессивные, можно сказать, спортивные, тренеры. Мы тренируем в учениках (которые к этому готовы! младенцам с шаткой психикой у нас делать нечего!) устойчивость, силу, ловкость, чувство юмора, прогрессивный настрой, чтобы реализовывать мечты, а так же навыки, необходимые для того, чтобы спокойно выдерживать большие нагрузки, агрессивное воздействие среды в случае активного роста. А когда люди активно растут - они сталкиваются с очень агрессивной средой, так что мы просто обучаем в этом выживать.

Поэтому наши агрессивные эпатажные тексты служат нам для нескольких задач:
- отвадить людей, которым нужны психологи и психотерапевты (коллеги-психологи, вы должны ценить наш такой широкий жест, потому что если бы мы хотели работать психологами и психотерапевтами, уверяю, вам бы стало нечего кушать).
- привлечь людей, которые готовы быстро и активно расти, потому что нам нужны результаты наших учеников. Результат ученика - лучшая реклама, не правда ли?
- И ГЛАВНОЕ - проблематизация!

Мы - ПРОБЛЕМАТИЗАТОРЫ. И это - осознанный выбор. Мы любим говорить о социальных проблемах громко, ясно, резко, иногда гротескно, чтобы видно и слышно было далеко. И вот эта часть - проблематизация - это веление души. Ибо те проблемы, про которые мы громко и агрессивно голосим, настолько сильно тянут человечество назад, что на это невозможно спокойно смотреть. По крайней мере, нам. И, к счастью, нашим ученикам, не таким агрессивным как мы (они у нас зайчики и мы их любим), которые используют наши методики, стратегии и упражнения для наработки навыков и реализуют свои мечты, совершенствуя себя и мир вокруг себя.

И последнее. Почему мы считаем нормальным послать на три буквы или обозвать идиотом человека, который ведет себя бестактно на наших страницах или распускает о нас сплетни? Потому что мы считаем, что взрослый половозрелый человек, не научившийся тактичному общению, достоин именно такой реакции. Ибо простота хуже воровства.
Цивилизованный человек априори относится уважительно к чужому пространству, даже если это крошечный кусок виртуальной сети, а его хозяин говорит возмутительные вещи. А нецивилизованный достоин разговора на своем родном языке.
Если вы заходите к нам уважительно – мы отвечаем вам тем же. Мы сами относимся уважительно к чужому пространству и ожидаем такого же отношения к себе.
Спасибо за внимание.

 
 
Nina Rubshtein
Самые крутые специалисты получаются в двух случаях: когда они набили кучу профессиональных шишек, и когда они долго при этом преподавали.

Научиться без ошибок невозможно. Если у человека всегда все было гладко и он не совершал ошибок, можно сказать, что он умеет делать свою работу на самом простом примитивном уровне, не требующим больших умственных затрат, сложных навыков и усердия - он может решать только простые задачи, а значит квалификация его очень низкая. Поэтому практики намного ценнее теоретиков.

А если практик начинает преподавать, то ему приходится раскладывать все то, что он умеет делать, на такие составляющие, которые стали бы понятны студенту или начинающему специалисту, да так, что сам начинает видеть детали, которые раньше ускользали из его внимания, отсюда и поговорка: "пока другого научишь, сам поймешь". Более того, начинающие, бывает, задают такие вопросы, которые заставляют посмотреть на предмет с совершенно неожиданной стороны, после которой ты понимаешь, что пойду как я еще поучусь сам.

Но это еще не все. Подопечные "детишки" начинают совершать собственные ошибки, и ты начинаешь видеть, что ты им неверно донес или не сказал и не показал совсем, что упустил, о чем не предупредил. Иногда они совершают такие глупости, что ты думаешь: "Бля! Кто его этому научил?!" Оказалось - ты сам и научил, бессознательно, не заметив, что подаешь пример, который нельзя подавать, и тогда ты начинаешь следить вообще за всем, что ты говоришь и делаешь, если ты хочешь  подавать правильный пример. Хочешь быть хорошим родителем - совершенствуй себя.

До тех пор, пока специалист не начал преподавать, можно сказать, что он знает предмет наполовину.



 
 
Nina Rubshtein

До меня дошли слухи, что мой гнев на полный трындец в отечественной психотерапии коллеги не могут принять на счет реального положения вещей, и интерпретируют, как мой перенесенный гнев с персоны моего учителя, на которого я, якобы, не смела очей поднять, на ни в чем неповинное сообщество.

Был ли мой учитель, Нифонт Долгополов, светлая ему память, безупречным в моих глазах?
Не был. И если бы не мое правило не обсуждать публично людей, с которыми я была в близких отношениях, я бы рассказала подробно, что конкретно я считала плохим, недопустимым, неверным, о чем спорила с учителем и конфликтовала.
Одним только поделюсь: меня бесило, что Нифонт слишком снисходительно относится к самым разным неадекватностям со стороны своих учеников, которые я считала недопустимыми. Мне тоже доставалось маловато, хотя и доставалось за неадекватное поведение. Но если бы Нифонт был строже, я бы росла быстрее. Это, как и многое другое, послужило мне плохим примером: я тоже слишком долго была лояльна к тому, к чему лояльной быть нельзя. В нашем институте в принципе среда излишне поддерживающая.

Однако, мое правило подразумевает, что как бы я не была недовольна близким мне человеком, даже если он мне сильно насрал в душу (кстати, мои родственники сделали мне намного больше дерьма, чем все остальные люди), я не выношу это в публичное обсуждение.

Бывали исключения - когда конкретный человек выносил мне мозг  так, что моя психика трещала по швам, и то, не смотря на то, насколько мне было невмоготу это выносить, я изо всех сил пыталась хотя бы максимальтно вуалировать свое отреагирование по этому поводу. Более того, из соображений все той же лояльности, снова и снова пыталась наладить отношения, однако не судьба. Если тебя ненавидят - с этим ничего поделать нельзя.

Так вот. Возвращаясь к профессиональному вопросу.
Меня как бесило, так и бесит лояльное отношение в среде психотерапии к безумствам недолеченных и недоученных психологов: об этом не говорят, это не обсуждают, это покрывают, потому что у всех рыльце в пушку.
И когда я ругаю на чем свет стоит психотерапию, повторюсь, я говорю НЕ О МЕТОДЕ, а О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ГНИЛОМ СООБЩЕСТВЕ, в котором принято заниматься херней под видом психотерапии, с умным интеллектуальным видом отыгрывая собственные дефициты на клиентах и студентах.
Как только до меня дошло, что я слишком безумна, эмоциональна, аффективна, чтобы работать психотерапевтом и обучать студентов, я ушла. Но большинство думают, что они-то как раз трезвы, а потому этот бардак продолжается.

В частности, очень распространено:

- не говорить клиенту честно и правдиво, что он морочит голову себе и другим, в том числе терапевту, вместо того, чтобы решать свои проблемы, потому что терапевту видите ли страшно столкнуться с образом себя-агрессивного и потерять доход, который приносит ему клиент каждую неделю.

- прикрываться понятием "границ" и строить из себя девственников со святой моралью, чтобы не дай бог не столкнуться с тем, что клиент всерьез заинтересуется тем, а кто это тут меня лечит и что этот человек из себя представляет.

- избегать живого и честного контакта с людьми и с текущей реальностью из страха не справиться с собственными аффектами, собственной неидуальностью и  провалиться в собственное безумие, прикрывая это новомодными течениями о вреде социальных сетей для терапии.

Ну и так далее.

Что касается авторитетов - у меня их нет. Для меня единственный авторитет - это господь бог.
Я просто уважительно отношусь к людям, которые многое в меня вложили, защищали меня, заботились обо мне.
Я считаю ЗДОРОВЫМ уважать тех, кто о тебе заботился. И НЕ здоровым - оскорблять, унижать и обесценивать этих людей. Это - корни. Обрубая корни, человек обрубает собственную опору. И поэтому, не смотря, например, на то, что моя семья меня неслабо покалечила, я помню каждый прекрасный момент в своем детстве и чту память тех редких мгновений, когда мои родственники что-то делали конкретно для меня. Я многое взяла из семьи, и мне ценно то, что я взяла.

Если же вы не в состоянии ассимилировать ценное из своего прошлого опыта, понять, что важное вы взяли от своих родителей, учителей, друзей, даже тех, которые вас бессовестно предали впоследствии, вы не можете нести в себе ничего святого и не в состоянии устанавливать действительно полноценные отношения с людьми.
 Люди, которые не в состоянии принять принцип наследования и быть благодарными своему племени, не могут ничего ценного и передать дальше.

 
 
Nina Rubshtein
11 January 2019 @ 03:38 pm
Для людей, у которых собственная идентичность неразрывно связана с тем, имеют ли они авторитет у других людей, потеря авторитета равна потере личности.

Представьте, что большую часть вашей жизни вы воспринимали себя через призму того, насколько вам удается быть авторитетным для других людей, например, для младших членов вашей семьи.
И вот однажды в силу череды событий ваш авторитет был полностью разрушен, более того, вы потеряли не только авторитет, но и репутацию человека, заслуживающего доверия и уважения в приципе.
В общем, вы конкретно накосячили. Настолько конкретно, что даже исправив положение дел тяжелыми усилиями, вы по-прежнему не можете пережить эту потерю, но... не сильно себе в этом признаетесь, потому что сейчас-то все иначе: вы снова уважаете себя, у вас дела идут в гору и вокруг много людей, которые вас уважают.
Однако, прошлое тупо стучит изнутри, взрываясь каждый раз, когда вам кажется, что кого-то другого незаслуженно уважают.

Что обычно делают в таких случаях люди, чтобы не встречаться с разрушительной для них потерей идентичности?
Они, обычно, пытаются свергнуть другие авторитеты и встать на их место. Хотя бы виртуально. Иначе очень трудно пережить, что у других авторитета больше. Прямо смертельно неприятно.



 
 
Nina Rubshtein
10 January 2019 @ 12:19 am
Итак, чем мне, по правде говоря, не угодила психотерапия.

В тот момент я попала в сложную ситуацию в работе и почувствовала свое полное профессиональное бессилие при всем своем намерении и желании помогать людям. И через некоторое время у нас с бывшим мужем назрел супружеский кризис, и мы разошлись.
И в этом месте посыпались, во-первых, все надежды, которые я возлагала на психотерапию (сохранить брак), во-вторых, разочарование в себе, как в профессионале, который при всей к любви к людям и желании помогать не в силах противостоять тому, как люди себя и свою жизнь разрушают, и в-третьих, я поняла, что много лет себя обманывала в некоторых очевидных вещах, и психотерапия меня от этих иллюзий не избавила. А тут я встретилась с большим количеством жизненной правды, и она стала валиться на меня не переставая год за годом, оглушая своей безжалостностью. Я поняла, что не разбираюсь в людях в обычных житейских ситуациях при всех своих профессиональных знаниях и способности максимально точно определять, что с человеком и чем ему помочь. И это был мощный крах. Профессия оказалась не пригодной для собственной жизни.

И я стала думать: а как так получилось, что за 10(15) лет в психотерапии я так и не научилась трезво смотреть на жизнь?
И, конечно, психотерапия стала моим козлом отпущения.
Read more...Collapse )
 
 
 
 
Nina Rubshtein
Я не феминистка. Возможно, я неправильно понимаю этот термин. Для меня это звучит как «я выделяю женщин в отдельный вид человечества и интересуюсь только вопросами и проблемами этого вида».
Для меня мужчина и женщина – две взаимодополняющие единицы, частицы мира, так же, как отрицательно и положительно заряженные частицы ядра любого атома в этой Вселенной. Двоичный код.
Поэтому я не рассматриваю женщину и женские проблемы отдельно от мужских или всего общества в целом.

Если мы начинаем рассматривать женщин отдельно, мы теряем огромный пласт контекста, в котором все взаимосвязано.
Я много слышала про дискриминацию женщин. Но я сама лично никогда с ней не сталкивалась. Возможно, мне повезло. Возможно, я никогда не ставила себя в зависимость от каких-либо людей в своей жизни по половому признаку. Меня не угнетали на работе или в личной жизни, я не встречалась с неадекватным поведением со стороны мужчин в социальной жизни - то время, когда я не общалась с социальными дикарями обоих полов.
И для меня все проблемы, о которых говорят в феминистических кругах – это проблемы не женского пола, а общества в целом: его уровня цивилизованности в первую очередь.
Среди дикарей, то есть, людей, которыми движут исключительно неуправляемые инстинкты, и мужчины, и женщины ведут себя как абьюзеры, единственная цель которых – любыми способами получить максимум власти и ресурсов.

Возможно, в связи с тем, что я больше дружу с мужчинами, чем с женщинами, я постоянно сталкиваюсь с женским абьюзом – история за историей я узнаю, как женщины оскорбляют, унижают, используют мужчин.
Мне мужчин понимать намного легче, чем женщин. Я понимаю эту логику, этот юмор и эту игру. И мне это интересно. Там все просто: нет никакого двойного дна, «да» значит «да», «нет» значит «нет». Большинство мужчин не умеют врать так, как умеют врать женщины. Мужское вранье шито белыми нитками и потому их легко вычислить. Из-за своих физиологических особенностей, связанных с тем, что их спектр воспринимаемой информации грубее, чем восприятие женщин, они повсюду оставляют следы, о которых сами не догадываются. Их легче раскрыть, и по сравнению с большинством женщин, мужчины – простофили. И так же их легче обмануть, чем женщин.
Женщины меня периодически подбешивают.
Понятно, что в обоих полах есть персонажи. Конечно, среди мужчин есть прослойка персонажей, которая профессионально занимается использованием женщин, изучая женские слабости и потребности, которыми можно манипулировать. Но, если честно признаться, в моей жизни в близком круге девочек, с которыми я могу быть абсолютно искренней и чувствовать себя безопасно, в два раза меньше, чем мальчиков. Косячат все, но благородства, ответственности за свои поступки и трезвости восприятия мира больше у мужчин по моей личной статистике.
По крайней мере, когда я вспоминаю, кто меня больше всех разочаровывал и нанес самые большие душевные раны - это были женщины.

Конечно, этот контекст связан с тем, что я красивая, смелая, сильная и в результате – успешная. Однако, не знание, что я красивая и сильная, сделали меня успешной. О красоте своей я узнала после многих лет личной терапии, поскольку была убеждена, что у меня куча внешних недостатков, а силу я приобрела в борьбе с жизненными трудностями. Но я всегда ориентировалась на высшие человеческие ценности. И это было главным стержнем в том, чтобы поступать так или иначе.

У женщин есть инструменты доминирования, не менее ужасные, чем у мужчин-дикарей. Нереализованная женщина сгорает от зависти к тем редким экземплярам, которые позволили себе быть собой и делать то, что считают нужным. И эта зависть рождает такие способы самоутверждения, которые обычному среднестатистическому мужчине во сне не приснятся и в самых светлых фантазиях не придут: распространение сплетен, натравливание одних людей на других, демонстрация интимных подробностей частной жизни людей, которые ей доверились, интриги, разрушающие доверие между самыми близкими людьми, изощренные оскорбления и манипуляции.
Такая женщина может довести до самоубийства, вычистить все карманы и будет поддержана обществом потому, что она – слабый пол. И это ничуть не менее разрушительно, чем грубая мужская сила.

Пользовалась ли я когда-либо этими инструментами? Конечно! Когда не верила в себя и неумела управлять своими инстинктами и чувствами. До сих пор тошнит от самой себя. И я постаралась добиться максимальной самостоятельности в жизни по одной простой причине – чтобы никогда не опускаться до подобных действий.

Поэтому, я считаю, возможности разрушать друг друга у обоих полов равны.
Вопрос не в том, кто кого больше обижает. А в уровне нравственной цивилизованности и человеческого достоинства и тех, и других.
Если вы не хотите, чтобы вас обижали, сделайте три вещи:
1. Перестаньте общаться с дикарями
2. Перестаньте вести себя, как дикари
3. Сделайте все для того, чтобы иметь возможность выбирать, как, с кем и когда общаться, вступать в деловые и личные отношения, просто жить. Это реально. Все, что нужно для этого – это развить максимально все свои силы.

 
 
Nina Rubshtein
02 January 2019 @ 10:37 am
Второе января - уже время для тех, кто склонен к депрессняку, удариться в депрессняк. Поэтому, сегодня про депрессняк. Не про клиническую депрессию, которая вызвана проблемами с обменом веществ и нарушениями в биохимии организма, и не про травматическую депрессию, которую лечить у психотерапевтов надо, а про депрессняк.

Депрессняк - это когда накатывает, что в жизни все не так. Даже если все так, то чего-то не хватает. Даже когда чего-то не хватает - жизнь то проходит, и впереди старость и смерть. Ну, вы меня поняли.
Как с этим бороться?

Большинство людей депрессняк стараются заглушить - вещами, праздниками, людьми, впечатлениями, достижениями. Но он, сцуко, все равно просачивается и захватывает, и уже тошнит от вещей, праздников, людей, впечатлений и достижений.
Причем, чем мощнее заглушать, тем надольше потом накрывает. Если полгода вам удавалось его избежать, то следующе полгода кроет. Знакомо?

Поэтому я рекомендую принимать депрессняк небольшими дозами как лекарственное средство.
То есть, не заглушать, а наоборот, встретиться с ним лицом к лицу.
Многие боятся этой встречи, поскольку страшно, что депрессняк поглотит и больше никогда не выпустит, а спустит на дно и размажет в аду на молекулы.

Однако, чтобы до такого состояния дойти, нужны два условия. Первое - чтобы вы сами себя туда загнали, рассказывая сами себе, какое вы гавно и какая жизнь не такая, и люди вокруг уроды, и второе - вы должны быть психические сильно травмированы или нарушены. Без этих двух условий на дно вам сползти и там благополучно раствориться в небытии не удастся, потому что в организме очень мощно работает инстинкт самосохранения, который на определенной глубине начинает вас выталкивать обратно.

Поэтому, если вы хотите действительно употребить депрессняк как лекарство, в первую очередь, категорически нельзя рассказывать себе всякое дерьмо. Если с травматикой и психическими нарушениями поделать что-то очень сложно и долго, то для того, чтобы перестать рассказывать себе дерьмо нужно только ваше намерение перестать рассказывать себе дерьмо. Это все.

Второе - станьте наблюдателем депрессняка. Позиция наблюдателя отличается от обычного состояния тем, что кроме депрессняка вы наблюдаете еще массу разных вещей. Вы видите и то, как вас окутывает депрессняк, и то, как много разных (РАЗНЫХ) событий происходит вокруг вас, и приятных, и неприятных. Вот снежинка упала, вот птичка чирикнула, вот машина проехала, грязью забрызгала, вот кто-то дунул табачным дымом в лицо, вот пронеслась улыбчивая фея с распущенными волосами, ну и так далее. МНОГО РАЗНЫХ. И депрессняк - это одно из этих событий. И не более того. Не преувеличивайте.

Третье - рассмотрите депрессняк как период, когда вы провожаете в своей жизни все, что сбылось и не сбылось, опустошая место для новых событий. И этот период нужно просто пережить, как земля переживает зиму, чтобы к весне снова заколоситься. И пока вы переживаете эту очередную зиму вашей жизни, наденьте шарф, налейте какао, зажгите уютный огонь и согрейтесь. Пусть вам будет уютно. Пусть размышления плетутся сами собой, рождая мудрости, не торопясь, грусть меняется с воспоминанием приятного, растворяясь в теплой неге зимнего сна.
Вы не заметите, как депрессняк превратится в отдых, вы наберетесь новых сил и придет очередная весна с новыми мечтами и надеждами, с новыми очарованиями, силами, открытиями, действиями и свершениями.


 
 
Nina Rubshtein
31 December 2018 @ 07:36 pm

Подарки и бонусы для новичков http://hso.rubstein.org/ny/